Екатерина (catherine_catty) wrote,
Екатерина
catherine_catty

"Последние четверть часа" Стиля или почему Франция потеряла Алжир.

Если бы романы Стиля, посвященные событиям времен войны в Алжире, были выложены в Интернете, я бы посылала читать их всех, кто задавал мне вопрос: «А почему французы не удержали Алжир». Потому что, прочитав книги, прекрасно можно понять мировоззрение тех, кто придерживался левых взглядов. Причем, временами доходит до абсурда. В романе «Обвал» семья отвернулась от Бернара потому что, он по приказу командира расстрелял пленного. Но зато, когда он перешел в шоферы и погиб на этой войне, все пришло в ажур. Семье теперь нечего стыдиться, и брата Бернара интересует лишь вопрос: придут ли на похороны коммунисты с флагами. Знаете, я никогда не хотела иметь детей. Но родные люди – есть родные люди. И я не знаю как относиться к таким вот вывертам сознания.

Сегодня хочу процитировать отрывок из другого романа, «Последние четверть часа». Речь идет в нем о взаимоотношениях французов и арабов, работающих на одном заводе в 1960-м году. Полицейские устроили облаву. Что они ищут, в книге не сказано, но Саид, один из героев, принадлежит к ФНО, что отнюдь не смущает Шарлеманя, который желает товарищу победы и так далее.

об.jpg

«Обыски, облавы производятся чаще всего ночью. Но однажды, недели три назад, всем показалось, что назревает что-то особенное. Они явились к концу смены, среди бела дня пропустили всех сквозь сито, задерживая алжирцев, как камешки в песке, и приказали им подняв руки вверх, выстроиться вдоль ограды завода, лицом к решетке; так они стояли спинок к улице, дожидаясь, пока старшин из местного отделения полиции и алжирец-переводчик удосужатся ими заняться. Пока жандармы осматривали выходящих, эти двое обыскивали алжирцев, допрашивали и проверяли документы.

Сообщники...
И среди рабочих бывают разные люди. Для некоторых полицейская облава - тяжелое переживание; как только их проверят и отпустят, они с чувством облегчения и избавления от тревоги, которой вряд ли будут с кем-либо делиться, счастливые, что их не задержали, быстро забывают все пережитое, громко смеясь, вскакивают на велосипеды и поскорее уезжают прочь. Однако на этот раз было несколько иначе. Рабочие ставили велосипеды вдоль стен или клали их прямо на землю, колесо долго крутилось в воздухе, чиркая о камни. Не все спешили умыть руки и поскорее убраться восвояси. Нашлись такие, которые спрашивали: «А почему не нас?» Конечно, они не протестовали громко, но все же это было лучше, чем ничего. И кроме того, решетка ведь не стена - те, кто шел по заводскому двору, направляясь к проходной, видели происходящее. Кое-кто советовал: «Не будь дураком! Смывайся отсюда !» Кто-то останавливался на ходу, делая знак алжирцам, чтобы они шли к заднему выходу... Это была тоже своеобразная сортировка... Некоторые бегом возвращались обратно в цех, чтобы предупредить товарищей... При этом они ничего не опасались и не прятались: им-то уж нечего бояться шпиков. Жандармы не учли главного: стена и решетка разные вещи. Когда перед тобой выстроят мужчин с поднятыми руками и они смотрят тебе в лицо, это совсем не то, что видеть их спины. Тут уж смотришь друг другу прямо в глаза. - Среди них был один, - говорил потом Роже Турнон,- я, кажется, не забуду его до конца моих дней. Приземистый такой, он даже и не с завода. Он строитель, работает на ремонте крыши в доломитовом цехе. Он был одет в белое, как маляры, а на голове драная фетровая шляпа, вся в известке. И больше всего меня поразило : его белый комбинезон; лицо и руки были исчерчены тенью от решетки, знаешь, ромбики! - Он показал пальцами. - Черным по белому. Да, погода стояла прекрасная, солнце светило ярко, нет, никогда не забуду!

Он добавил: - Я шел у самой ограды, на всякий случай - а вдруг кто-нибудь из них просунет что-либо сквозь решетку...
- Молчи!. - отвечает Марсель.- Есть вещи, которые ты можешь делать, если хочешь, но трепаться об атом нечего. В тот день все обошлось. Жандармы увидели, что алжирцы больше не выходят. Они сняли засаду, расселись по грузовикам, не забрав никого, и, обогнув территорию завода, подъехали к задним воротам, чтобы попытать счастья там. Но новость бежала напрямик через завод и поспела раньше них. здесь действо-вал свой арабский телефон! Сердце разрывается, когда подумаешь, как мало мы можем для них сделать. зло засело глубже, чем кажется. Может быть, вся произошло так, потому что облава застигла нас врасплох?.. Теперь мы ученые, и, если это представления повторится, мы будем действовать иначе. Отделять камешки от песка - это одно. Но люди должны защищаться, они не должны позволять, чтобы их пропускали сквозь сито, сквозь решето и веялку, чтобы их просевали, сортировали...»

Во так-то. То есть, полиция ищет людей, переносящих бомбы и собирающих деньги для ФНО, а рабочие вовсю помогают арабам. Ой, у нас же рабочая солидарность и все такое.

Кстати, есть еще одна интересная деталь: жандармы не только французы, но и арабы.
Tags: Война в Алжире, Что написано пером
Subscribe

Posts from This Journal “Что написано пером” Tag

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 44 comments