Екатерина (catherine_catty) wrote,
Екатерина
catherine_catty

Categories:

Обычаи в Версале или О том, почему у Людовика XVI с талией проблемы были

Сегодня поговорим об этикете. Не секрет, что это ужасная вещь и придворные, да и члены королевской или императорской семьи иногда были не прочь увильнуть от соблюдения всех этих правил и обычаев. Но не всегда давалось. Традиция есть традиция. Интересно, что кое-какие из них перенял от французских королей император Наполеон. Послушаем пажа Людовика XVI д`Эзека. В последний раз послушаем, больше не буду его цитировать.

«Знать все обычаи и привычки двора для человека вновь приехавшаго, а не воспитаннаго при дворе, было целой наукой. Этикет должен был служить для короля защитой от всякой фамильярности и непочтения окружающих. Являясь продуктом переживаемой эпохи, эти обычаи постепенно менялись и совсем исчезали, но все же их было еще очень много.
Например, кланялись пустой парадной царской постели еще только старые придворные в роде герцога де Пентьевр, принца Субиз и маршала де Бирон, но остальные помоложе, все еще попрежнему стоя на пути короля, постепенно отступали, подвигаясь к стене и, еще стоя у стены, перебирали ногами, расчитывая, что король обратит на них внимание и заговорит с ними. Обратиться со словами к королю по собственной инициативе имели право только самые близкие люди, и то обращение было всегда в третьем лице, напр.: «Удачна ли была охота короля?», или «У короля нет более насморка?» Свободней других разговаривал с королем маршал Дюрас, даже свободней тех, которые воспитывались с королем вместе.

Людовик XVI. Герен


Я не берусь, конечно, описывать подробно весь церемониал, это был бы слишком большой труд, да и напрасный, я просто хочу вспомнить несколько обычаев, поразивших меня больше других. Помню, например, один обычай совершенно мне непонятный и происхождение котораго я не знаю.
Каждый вечер к изголовью королевской постели приносился маленький сверток с переменой белья; сверток был привязан к маленькой шпаге, длиной всего в два фута. Все королевское белье хранилось, действительно, в комнатах довольно отдаленных от спальни, но мне кажется, можно было иметь известное количество белья на всякий случай в резерве и держать его тут же где-нибудь, хотя бы в особом специальном сундуке, так же, как это практиковалось с ночными уборами, колпаками и другими мелочами, лежавшими у лакея-цырюльника в ярко-красном бархатном ларце. Я не вижу смысла и в шпаге, совершенно безполезной на случай надобности и защиты. Для меня понятней, например, обычай ставить на ночь в спальне короля хлеб, две бутылки вина и графин с ледяной водой. Буфет был далеко и, действительно, если бы королю вдруг ночью захотелось есть, этот заранее заготовленный ужин был бы очень кстати. Его так и называли «еn саs», т.-е. «на случай». Разсказывают, как однажды Людовик XIV, узнав, что его слуги не желают есть за одним столом с Мольером, потому что он комедиант, отдал ему самолично половину своего «еn саs».

Обычай готовить «еn саs» существовал еще и при Наполеоне. Его камердинер Констан описывает в своих мемуарах, как однажды императору захотелось ночью кушать. С ним это случилось в первый раз, обыкновенно он к ужину не прикасался, а тут, как нарочно, его обжорливый мамелюк Рустан взял да и съел половину приготовленной порции, и Констан вспоминает, как ему пришлось выворачиваться, чтобы скрыть это преступление...

Наполеон. Изабо.


Людовик XVI тоже не притрогивался к своему «еn саs», а если ему хотелось закусить в неурочный час, то у дворцовых слуг всегда были припасены сиропы, варенья и др. Все припасы сначала должны были пробоваться особым приставленным к этому чиновником должностным лицом (оffiсiеr du gоbеlеt). Если нужно было пробовать жидкое, то он отпивал глоток, если же мясо, то или обмакивал кусок хлеба в соус или проводил куском хлеба по кушанью. Делалось это с целью спасти государя от отравы, но вряд ли это помогло бы, если бы монарху суждено было погибнуть от яду. В пространстве, образуемом балюстрадой, окружающей кровать короля, стояло одно кресло и несколько стульев для слуг-охранников, но садиться вообще в спальне короля никому не дозволялось, а прохаживаться еще менее.

Когда только вошли в моду большие парики, было принято и считалось хорошим тоном снимать их с головы и расчесывать, доходя так до самой прихожей царских покоев, но в парадной спальне это уже не допускалось — она считалась резиденцией самого монарха. Считалось высшей вежливостью выйти из королевских аппартаментов первым, давая этим возможность другим дольше лицезреть особу короля. Выходили всегда пятясь назад.

Я никогда бы не кончил, если бы стал перечислять все тонкости этикета, который обязан был знать всякий живущий при дворе, чтобы не попадать хотя бы в просак, не говоря уже о том, что надо было изучить, чтобы сделаться идеальным придворным.
В первыя времена возникновения монархии было много смешных, недошедших до нас, обычаев, но возможно что и то, что мы застали, покажется не менее смешным нашим правнукам.
В доброе старое время наши прадеды были менее избалованы, чем мы. Они довольствовались у себя дома одним огромным очагом, около котораго собиралась вся семья греться во время зимней стужи. На Рождество никто обыкновенно не пропускал ночного богослужения и дома некому было поддерживать огонь в очаге. Чтобы при возвращении назад со службы вся озябшая семья могла греться и тут же весело справить сочельник, уходя в церковь, клали в очаг одно большое полено, которое очень долго тлело и называлось «Рождественским». Этот обычай существовал и при дворе. На Рождество, отдавая дань воспоминаниям старины, в камине горело одно большое полено, все расписанное, с девизами и разукрашенное цветами лилий.

Самое прекрасное, что может дать власть, это право миловать. Существовал обычай, что всякий встретившийся по дороге королю был помилован. Я сам был свидетелем, как однажды Людовик XVI возвращался с охоты и ему попался на пути дезертир, котораго только что поймали и вели назад в полк.
Знал ли солдат о значении подобной встречи или нет, но он бросился на колени перед королем и стал молить о прощении. Король сейчас же послал офицера охраны в полк с приказом о помиловании (lеttrе dе grасе). Весь день король был очень весел, он, очевидно, радовался, что смог воспользоваться прерогативами своей власти. Этим обычаем могли бы слишком часто пользоваться и потому, когда приходила партия каторжан через Версаль, направляясь в Брест, она обходила Версаль, чтобы не попасться королю на глаза. В то время думали и не без основания, что у короля такое мягкое сердце, что он не может выдержать даже вида чужого горя, но его милосердие могло быть пагубным для общества и потому старались не подавать к нему поводов.»

Кстати, я тоже очень люблю пить чай часа этак в 2 ночи, в этом отношении я - хоббит. Но не так часто делаю это. Надо ведь и о фигуре думать. Если король каждый день ночью пищу принимал, то я не удивляюсь, почему с талией у него проблемы были. Вот только одно странно: хлеб, вино, вода. Уж очень скромный набор. Я бы на месте Людовика еще бы как минимум фрукты и конфеты потребовала бы.
Tags: Как жили в старину, Франция
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments

Recent Posts from This Journal