Екатерина (catherine_catty) wrote,
Екатерина
catherine_catty

Categories:

Ролик про отряд Жорж.

Осенью 1959 года Пьер Шендерфер и Жан Ларгети создали ролик про отряд Жорж. Причем они не просто снимали солдат и разговаривали с ними. Шендерфер еще и ходил вместе с солдатами на операции, когда те переодевались в феллага. Посмотрите отрывок, увидите/услышите знаменитого писателя Лартеги (нет, в России он неизвестен), не менее знаменитого режиссера Шендерфера (этому повезло чуть больше), командира отряда Жорж, Жоржа Грийо, одного из создателей отряда и офицера, имеющего самое большое количество наград во Франции, Марселя Бижара. Самое главное - вы увидите этих солдат. Фильм с титрами, я титры перевела.



Пьер Дюмэ: Кто эти люди, Пьер Шендерфер?

Пьер Шендерфер: Это люди из отряда Жорж, мусульмане. В отряде 150 человек, почти все - бывшие феллага (бунтовщики, люди вне закона. - К-К), которые перешли на нашу сторону. Поэтому они отлично знают привычки повстанцев и в тот день, когда я их сопровождал, я видел, как нашли то, что называют "тайник". То есть, достаточно глубокую яму, в которой феллага прячут оружие или съестные припасы. В этом была пшеница.

Пьер Дюмэ: Днем эти люди занимаются тем же, чем солдаты любого другого подразделения, но что они делают ночью?

Пьер Шендерфер: Ночью они надевают свою прежнюю форму феллага и идут добывать разведданные.

Пьер Дюмэ: Вы участвовали в одном из таких ночных рейдов.

Пьер Шендерфер: Да, я единственный из них не был бывшим повстанцем.

Пьер Дюмэ: И вот как раз сейчас мы видим момент, как вы уходите с ними?

Пьер Шендерфер: Да, вы видите, что они еще в джеллаба (национальная одежда Северной Африки. К-К). Но это снято утром после ночного рейда.

Пьер Дюмэ: И как прошел этот рейд?

Пьер Шендерфер: Ночью, переодетые в феллага, мы вылезли из 30 грузовиков и пошли пешком, чтоб не привлекать внимания. Мы начали продвижение по горам. После многочасового марша 7 или 8 человек, которых я сопровождал, направились к мешта, то есть, к группе домиков. Они стучали в дверь определенным образом, иногда дверь оставалась закрытой, иногда - открывалась и тогда они беседовали с теми, кто жил там. Понятно, что в это время я не мог снимать того, что видел. Во-первых, потому что была ночь, во-вторых, потому что даже ранним утром я не мог показать ни своего лица, ни своей камеры, чтобы не нарушить маскировки. Первые кадры, которые я снял в 6 часов утра, четко показали кто мы на самом деле. Вот эти кадры. Этот человек, снятый со спины, уверен, что говорит с феллага. Когда он услышал, что работает моя камера, он замолчал.

Пьер Дюмэ: Что за жизнь была у этих людей?

Пьер Шендерфер: Один из них скажет нам почему он перешел во французскую армию. Но чтобы лучше его понять, надо сначала объяснить, почему он был феллага.

Перебежчик: Я был там потому что...

Лейтенант Жорж Грийо: Да?

Перебежчик: Потому что у меня не было работы. А потом со мной поступили несправедливо. Они собрали людей в кучу, всех мусульман, что нашли, и осудили их без всяких доказательств. (Немного не уверена, что конец фразы переводится именно так. Но пока ничего умнее не придумала. К-К).

Лейтенант Жорж Грийо: Без доказательств, согласен, да.

Перебежчик: И еще нищета.

Лейтенант Жорж Грийо: Итак, ты поэтому ушел в маки?

Перебежчик: Верно, поэтому.

Лейтенант Жорж Грийо: Ладно, ты просто так ушел в маки или с радостью?

Перебежчик: С радостью.

Пьер Шендерфер: А почему ты перешел в отряд Жорж?

Перебежчик: Потому что в маки тоже была несправедливость. И там была еще бОльшая нищета. Мы сами были нищетой. Нищета Алжира - это мы сами.

Жан Лартеги: А каким вы видите ваше будущее?

Лейтенант Жорж Грийо: Ну, будущее зависит, прежде всего от окончания войны. Я долго говорил с ними, каждый день в течение 7 месяцев, и это несомненно. Война для них - это нищета. Ужасная нищета, нищета в дуарах, нищета повсюду. Феллага, что приходят и собирают деньги, французские солдаты, которые тоже не промах и которые закалывают по 3-4 барана. Это вечная история и тут ничего не поделаешь. Вот так-то. Ладно, вот еще один, Атиг Алифа.

Атиг Алифа: Здесь!

Лейтенант Жорж Грийо: Атиг Алифа, парень из 3 катибы (В отряде Жорж роты назывались как у солдат ФНО: "катиба". -К-К), взят в плен накануне вечером на поле боя. На следующий день он получил у нас оружие, форму и - вперед.

Пьер Дюмэ: Кто этот офицер, что задает вопросы перебежчикам?

Пьер Шендерфер: Это лейтенант Жорж. Отряд назван его именем. И он им доверяет.

Лейтенант Жорж Грийо: Здесь, в отряде, они пришли сюда и надо было, чтобы я им раздал оружие. И я им дал не абы какое оружие, но лучшее во французской армии, лучшие рации во французской армии.

Пьер Дюмэ: Мы сейчас видим полковника Бижара, но я хотел бы, Пьер Шендерфер, спросить вас о лейтенанте Жорже, которого мы только что слышали. Это он командует отрядом?

Пьер Шендерфер: Днем, но не ночью. Ночью командование переходит к бывшим феллага: аспиранту и 4 аджюданам.

Пьер Дюмэ: Полковник Бижар создал этот отряд из бывших феллага?

Пьер Шендерфер: Да, этот отряд - результат многолетнего опыта войны в Индокитае, который позволил ему сформулировать правила того, что сейчас мы зовем "революционной войной" .

Пьер Дюмэ: И что думает по поводу всего этого полковник Бижар?

Пьер Шендерфер: Что ж, мы зададим ему вопрос, чтоб закончить наш репортаж.

Надпись на флаге: "Верить и дерзать" (девиз 6 парашютного батальона колониальных парашютистов (батальона Бижара) , затем - 6 парашютного полка морской пехоты).

Полковник Марсель Бижар: Мы ведем войну не за нас, это не колониальная война. Бижар - не нищий, его офицеры - тоже. Мы сражаемся здесь за них, чтобы увидеть изменения в жизни этих людей. Это их война. Мы защищаем их свободу и, на мой взгляд, мы защищаем свободу всего Запада. Мы - посланцы, крестоносцы, которые делают все, чтобы мы могли продолжать говорить и иметь право выражать свое мнение.

Жан Лартеги: Есть ли у вас сейчас впечатление, что после того долгого пути, что вы сделали, который никто больше не мог совершить, что вы нашли надежду или решение проблем Алжира?

Полковник Марсель Бижар: Да, мы этого хотим всем сердцем. Сейчас у нас есть командир. И мы доверяем патрону, что стоит во главе страны (Реверанс в сторону де Голля. К-К). И мы убеждены, мы знаем, что он на верном пути.


P.S. Какие грамотные мятежники были. У меня от subjonctif passé dans le subordonnée глаза на лоб полезли. Не каждый француз так скажет.

Про отряд Жорж: https://catherine-catty.livejournal.com/344827.html
Tags: Бижар Марсель, Война в Алжире, Лартеги Жан, Шендерфер Пьер
Subscribe

Posts from This Journal “Война в Алжире” Tag

  • Офицер САС в 1957 году

    Серия снимков офицера САС Клода Гольштейна была сделана в 1957 году. Про эту службу я писала уже достаточно много, повторю в двух словах. Это люди,…

  • Проблемы Алжира глазами Пьера Лорана

    Я писала, что хочу процитировать некоторые места из романов Сесиль Сен-Лоран, то есть, Пьера Лорана. Цитирую. Час молитвы. - Есть и глобальное…

  • Бомбардировка лагеря ФНО в Ужде силами ОАС

    В феврале 1962 года ОАС провела достаточно масштабную акцию. Была организована бомбардировка приграничного марокканского города Ужда, где находился…

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments