Екатерина (catherine_catty) wrote,
Екатерина
catherine_catty

Categories:

Муж и жена - не одна сатана или А.Е.Лабзина и ее первая вторая половина. В смысле первый муж.

По-моему, один из самых интересных источников по истории второй половины XVIII века – воспоминания А.Е. Лабзиной. Не то, чтобы мне нравился их автор, напротив, я считаю ее крайне ограниченной, злой особой, впавшей в ханжество. Тем более что я читала не только сочинения госпожи Лабзиной, но мнения современников о ней самой. Не самые лицеприятные, к слову. Тем не менее, это интереснейший материал по быту того времени и, что очень важно - по менталитету людей XVIII столетия. Кроме того, это яркий пример того, как люди, даже такие близкие, как муж и жена, не понимают друг друга. Пожалуй, все воспоминания Анны Евдокимовны посвящены одному: показать, каким развратников, безбожником и картежником был ее первый супруг, Александр Матвеевич Карамышев, и сколько горестей и страданий он ей причинил.

«Наступил Великий пост, и я, по обыкновению моему, велела готовить рыбу, а для мужа мясо, но он мне сказал, чтоб я непременно ела то же, что и он ест. Я его упрашивала и говорила, что я никак есть не могу, — совесть запрещает, и я считаю за грех. Он начал смеяться и говорил, что глупо думать, чтоб был в чем-нибудь грех. «И пора тебе все глупости оставлять, и я тебе приказываю, чтоб ты ела!» И налил супу и подал. Я несколько раз приносила ложку ко рту, — и биение сердца и дрожание руки не позволило донести ко рту; наконец стала есть, но не суп ела, а слезы, и получила от мужа моего за это ласки и одобрение; но я весь Великий пост была в беспокойстве и в мученье совести.»

А.Е.Лабзина и Мудрова (ее воспитанница). 1803. Боровиковский.


«И к себе стал водить, и очень часто шла карточная продолжалась сутки по трои, и я уж решилась ничего не говорить. Он же уж и сердиться на меня начинал. И я иной раз с игроками принуждена была сидеть целую ночь, видела и драки, слышала и всякую мерзость от пьяных, но выйти не смела, — разве кто из игроков сжалится и упросит мужа, чтоб меня отпустил. Вышедши, бросалась в постелю и слезами обмывала подушку: вот вся моя отрада была!
В один день я узнала, что они с девками поехали на Ка<менный Остров?> в бани, где и Президента племянник был. Я поехала к ним обедать и решилась сказать президенту, который, отобедавши, поехал гулять и нам предложил. Только что мы переехали через мост по берегу, — и увидели всю компанию, после бани прогуливавшихся, и с девками.» Ну вот, опять бани и опять разврат!

"Ночью, так как от болезни сна у меня не было и я лежала молча, опасаясь обеспокоить мужа моего, — вижу, что он встает очень тихо и подходит ко мне, спрашивает, сплю ж я? Но я не отвечала ему, и он, уверившись, что я сплю, пошел в другую комнату, где спала девка, — и я увидела все мерзости, которые он с ней делал!" Я, конечно, все понимаю, но как же это надо извернуться, чтобы из другой комнаты видеть все, что твой муж творит со служанкой? Вообще, такое впечатление, что Лабзина специально наблюдала за этим. Прямо как в известном анекдоте: "А вы на шкаф залезьте!"

«Наконец он, по делам, препорученным от начальника, принужден был чаще быть дома, но всегда был скучен. Сколько я ему ни говорила, что неужто я не могу усладить его жизни и разве ему приятнее быть с чужими, — он отвечал: «Разве ты думаешь, что я могу тебя променять на тех девок, о которых ты говоришь? Ты всегда моя жена и друг, а это — только для препровождения времени и дня удовольствия». — «Да что ж это такое? Я не могу понять, как без любви можно иметь любовниц? Ежели бы со мной сие случилось, то я бы перестала тебя любить, но это выходит — скотство и грех перед Богом и нарушение тех клятв, которые ты давал мне перед Евангелием! Остерегайся, мой друг, чтоб правосудие Божие не постигло тебя!» Он засмеялся и сказал: «Как ты мила тогда, когда начинаешь филозофствовать! Я тебя уверяю, что ты называешь грехом то, что только есть наслаждение натуральное, и я не подвержен никакому ответу». Я заплакала и замолчала, внутренно прося у Бога ему прощения. И он несколько раз меня уговаривал, чтоб я согласилась иметь любовника и выкинула бы из головы тупые предрассудки.»

Цитировать можно бесконечно, Лабзина практически не о чем не пишет, кроме как о своей несчастной судьбе и о муже-мерзавце. Ужасная личность, ничего светлого за душой, на уме одни бабы, в бога не верит, а руки от карт не отрываются. Пожалуй, лишь один раз Анна Евдокимовна сказала о муже хорошо. Семья возвращалась из Нерчинска, где Карамышев находился по делам Берг-коллегии, в Иркутск.

Нерчинск. XVIII век. Гравюра Махаева.


"В пять часов поутру привели лошадей, и как начали закладывать, то сделался глухой шум и стон. Заложили лошадей, и мы стали прощаться. Туг уж они (каторжники -К-К)не могли удержать своего рыдания, бросились все в ноги и закричали: «Простите, наши благодетели, осиротели мы, несчастные, и участь наша опять станет нас тяготить, и облегчить нашей горести будет некому! Бог да наградит вас и благословит за нас, несчастных!» И так, распрощавшись, поехали; они все за нами бежали с воем и криком, в отчаянии. Полицеймейстер хотел их гнать, — они все закричали: «На этот раз убей нас, но мы не послушаемся! Знаешь, что мы теряем и чего лишаемся? Отца и матери!» Мы остановились, и Александр Матвеевич стал их уговаривать: «Друзья мои, вы так же будете счастливы и спокойны, как и при мне. Начальник у вас добрый: он вас будет беречь. Я его просил об вас, только будьте таковы, каковы были при мне!» — «Мы давно таковы, но нам все было худо! Мы до тебя были голодны, наш и босы, и многие умирали от стужи! Ты нас одел, обул, даже работы наши облегчал по силам нашим, больных лечил, завел для нас огороды, заготовлял годовую для нас пищу, и мы не хуже ели других. И мы знаем, что ты много твоего издерживал для нас и выезжаешь не с богатством, а с долгами, - но Бог тебя не оставит!..."
... Я истинно не помню, как я с ними расставалась уж в последнюю минуту, и муж мой горько плакал. В нем много было доброго, и эта добродетель в нем велика была, чтоб делиться с бедными. Случалось так, что и у себя не оставит, а последнее отдаст! Ему, конечно, вменится сия добродетель во что-нибудь и покроет другие его дела..."

Так кто же такой, этот Карамышев, что лишь один раз удостоился доброго слова в воспоминаниях супруги? Светский бездельник? Вертопрах и ловелас? Никчемный человек? Ловелас – бесспорно. Но вместе с тем – редкостный умница, талантливый химик и геолог.

Александр Матвеевич родился в 1744 году и был из так называемых «сибирских дворян». Учился в гимназии при Московском Университете, потом – в самом Университете. В 1761 году был послан в Швецию и продолжил занятия в Упсальском Университете. Ученик знаменитого Линнея, Карамышев в 1766 году защитил диссертацию «О необходимости развития естественной истории в России». Работа эта была написана на латыни. В 1771 году Александр Матвеевич вернулся на Родину. Он был членом Берг-коллегии, много раз участвовал в геологических экспедициях, руководил разработками в рудниках. И, кстати, был очень честным и гуманным человеком. Обычно люди, руководящие добычей полезных ископаемых, обогащались. Карамышев уехал из Сибири в долгах. Он преподавал в Горном училище в Петербурге, проводил химические эксперименты, писал статьи, которые публиковались в «Трудах Вольного экономического общества». Был членом-корреспондентом Стокгольмской королевской академии наук, членом Берлинского общества любителей естествознания, состоял в переписке с Палласом. Ничего этого Анна Евдокимовна не увидела. Несколько лет с ней рядом находился удивительный, талантливейший человек, а она замечала лишь его отрицательные стороны.

Карл Линней, знаменитый шведский натуралист. 1775. Рослин.


Кстати, Ю.Лотман ставит под сомнение некоторые пороки Карамышева, описанные его женой. «Мемуаристка сообщает, что в Петербурге ее муж целые ночи проводил за карточной игрой, оставляя ее одну, и приходил домой с грязными от карт руками. В этом описании реальностью является лишь ночное отсутствие и грязные руки Карамышева. Причины же того и другого принадлежат интерпретации мемуаристки. Мы не можем проверить степень их обоснованности, но способны сравнить их с другими, альтернативными предположениями. Карамышев — химик и преподаватель. В описываемое время он организовывал лабораторию и вел как преподавательские, так и исследовательские эксперименты. Одновременно он осуществлял и большую административную работу. Времени ему, видимо, не хватало. Можно предположить, что ряд опытов проводился в ночное время или, по крайней мере, длился до позднего вечера. Усталость, испачканные руки и одежда в равной мере могут быть результатами как картежной игры, так и научных экспериментов.»

Ну что ж, бывает, что муж и жена не понимают друг друга. Но чтоб настолько! К сожалению, Александр Матвеевич и Анна Евдокимовна были совершенно разными людьми, Она получила традиционное русское, чуть ли еще не допетровское воспитание, фанатично верила в бога, и при этом обладала своеобразной гордыней. «Вы все грешники, а я – чистая и святая». Он же исповедовал модное в XVIII столетии вольнодумство и вольтерьянство. «Живи и не мешай жить другим».

P.S. Кто такие «сибирские дворяне»? «С 1684 г. местным служилым людям стали присваивать чин сибирского дворянина. Он мог переходить от отца к сыну, но не был наследственным и потомственным. Как правило, дети боярские и дворяне занимали высшие административные и командные должности, становились приказчиками и даже воеводами. Эти чины сохранились здесь вплоть до начала XIX в., когда были упразднены.». (Резун Д.Я., Шиловский М.В. «Сибирь конца XVI – начала XX века: фронтир в контексте этносоциальных и этнокультурных процессов».)
Или можно посмотреть здесь: Н.Абрамов «О сибирских дворянах и детях боярских». http://ostrog.ucoz.ru/publikacii/4_24.htm

P.P.S. Портрета Карамышева не сохранилось. Возможно, он пылится где-нибудь в запасниках провинциального музея с надписью «Портрет неизвестного второй половины XVIII века». А жаль. Мне бы так хотелось посмотреть на него.

P.P.P.S. Еще один пример того, что при цитировании материала даже известного историка и филолога нужно думать, ибо всем свойственно ошибаться. В цикле передач "Беседы о русской культуре" Лотман несколько раз оговорился и назвал Лабзину Лопухиной. Редакторы не исправили.
Tags: Деды и прадеды, О временах и нравах
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 71 comments

Recent Posts from This Journal