Екатерина (catherine_catty) wrote,
Екатерина
catherine_catty

Categories:

Аноним: псевдонимы, прослушка, операции и аресты.

Ну что, продолжаем читать откровения Анонима? Сегодня – немного о технической стороне вопроса.

«В ФНО у каждого солдата был псевдоним, что гарантировало его безопасность. Это правило сохранять инкогнито, используемое во всех партизанских (в книге – диверсионных –К-К) войнах, настолько скрупулезно выполнялось, что мы иной раз не могли идентифицировать некоторых пленных, даже во время допроса. В то же время настоящая фамилия привела бы нас к сопоставлению фактов, крайне полезному для уничтожения той или иной подпольной сети. Узнать настоящее имя феллага (бунтовщика -К-К) сразу же стало правилом для ДОПов, что и понятно.

ДОП, служба разведки, сам попал под влияние этого закона о сохранении тайны, вплоть до того, что тоже ввел эту практику. Поскольку структура ДОПов повторяет структуру ФНО, почему бы офицерам и унтер-офицерам не взять псевдонимы?

Тарзан (Д. Вайсмюллер).
Тарзан

И вскоре у каждого из нас был не только личный номер, фигурирующий в каждом документе, но и псевдоним. Но мы не только никогда не использовали их, нас так и не удалось убедить даже в том, что эта секретность была необходима. Причем некоторые псевдонимы были очень забавными: Тарзан и Меркурий, Диафуарус (врач, персонаж пьесы Мольера «Мнимый больной» -К-К) и Пардайан (персонаж эпопеи Зевако –К-К), Мюрат и Гош. Однако, я ни разу не встречал Робеспьера. Не знаю, нужно ли видеть в этом какой-то знак.
Как звать Тарзаном, не умирая при этом от смеха, этого заморыша, считающего себя королем джунглей?
Глядя на такое буйное цветение знаменитых имен, командование однажды посоветовало нам использовать более обычные псевдонимы. Например, Дюпон, Дюваль, Дюран, Ру…

Теоретически мы не должны были звонить в другой ДОП, называя при этом фамилию своего собеседника. Мы не должны были называть фамилию товарища при заключенных. Но как спросить коллегу во время допроса: «Что ты думаешь об этой ситуации, Пардайан?» В ДОПах смешное и нелепое соседствовало иной раз с трагическим.»

На некоторое время Аноним был откомандирован в полк, вести допросы на местности. А, когда вернулся, обнаружил, что в ДОПе произошли большие перемены.

«За 5 месяцев моего отсутствия методы стали еще более совершенными. Теперь мы располагали и системой прослушивания, позволяющей слышать разговоры в камерах. Внешне беспечные часовые проходили теперь в нескольких метрах от камер, что блаприятствовало перехвату разговоров, а узники никак не могли взять в толк как их тихие беседы доходят до наших ушей. Это было время всеобщего подозрения, которое мы заботливо взращивали, используя тщательно просчитанные утечки информации».

В прошлый раз я переводила отрывок, где Аноним говорит неких операциях, проводимых ДОПами. Что же это было за явление?

«Мы все отправились на операцию, в то время как воинские части были в состоянии готовности, чтобы последовать за нами в случае необходимости. В 22 часа бал начался. Первый подозреваемый жил в традиционном арабском доме в самом центре города. Отряд, сопровождавший нас, окружил квартал и тут же мы приняли участие в этой акции: к стене дома приставлена лестница, двое мужчин карабкаются по ней, потом спрыгивают во внутренний двор. Ударом ноги вышибается дверь: трое алжирцев сидят кружком в комнате. Арест.

Внутренний двор в касбе города Алжир.
IMG_2413

По прибытию в ДОП – допрос без всяких предисловий… Через несколько минут пленный раскололся и мы узнали еще одно имя. Мы повторяли эту операцию 6 раз за ночь, все время по одному плану: допрос, арест, допрос. Главное – не потерять ни минуты, чтобы не начал работать «арабский телефон». Бегство хотя бы одного подозреваемого сломало бы всю эту систему. Когда после 10 минут допроса пленный все еще упрямо настаивал на своей невиновности, мы, не теряя времени, делали очную ставку с доносчиком.

Ранним утром с местной подпольной организацией было покончено».

Ну, и еще один эпизод. Однажды во время такой же операции было арестовано несколько женщин, имеющих грудных младенцев. Что делать?

«- Карапузов тоже забирайте, - скомандовал капитан.
И что же мы видим? Напрочь офигевшие солдаты ведут женщин и тащат их детей на руках… Вопрос о том, чтоб запереть их в камеры, даже не стоял. Мы быстро освободили один кабинет и вся группа расположилась в нем. Детишки орут, требуя еды и питья. Потерявшие голову матери громко рыдают, осознав, что мы в замешательстве. Проконсультировавшись о том, как вести себя с пленными, ПФАТ (Personnel Féminin de l'Armée de Terre, то есть, женский персонал сухопутных войск. –К-К) взяла ситуацию в свои руки. Взяв солидную сумму денег из спецфонда, она быстро пошла в ближайшую аптеку. Часом позже, она вернулась, нагруженная пакетами: соски, молоко, гигиенические салфетки.

Одну за другой мы сопровождали пленниц на допрос. Никакого физического воздействия. Пока ждали, когда вернется мать ребенка, солдат взял его на руки, молча выслушивая насмешки своих товарищей Мы все старались действовать как можно более корректно. Каждый допрос мы заканчивали наставлением.
- Видите что из-за вас случилось с вашим ребенком? Мы можем его у вас забрать. Вы сможете жить без него?
- Нет.
- Раньше надо было думать. Он лапочка, ваш малыш. Подумайте немного о нем. Не нужно заниматься мужскими делами.

Несколько дней спустя всех женщин погрузили в грузовик, направлявшийся в центр для интернированных (Лагеря для интернированных знаю. Что за центр? –К-К). Больше мы их никогда не видели.»


(Jean-Pierre Vittori «On a torturé en Algérie»)

Начало см.:
http://catherine-catty.livejournal.com/607340.html
http://catherine-catty.livejournal.com/608217.html
http://catherine-catty.livejournal.com/610242.html
http://catherine-catty.livejournal.com/613732.html

Фотография Д. Вайсмюллера в роли Тарзана с сайта http://www.vokrug.tv/product/show/tarzan_the_ape_man/
Tags: Война в Алжире
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments