Екатерина (catherine_catty) wrote,
Екатерина
catherine_catty

Category:

Про маршала Бюжо, площадь его имени и лучший алжирский лицей.

Ну что ж, поздравляю umbloo и kitowras. Они ответили верно: французский лицей, в который попали немецкие бомбы, находился в Алжире. А umbloo вообще выражаю мое восхищение: он и название отыскал: лицей Бюжо.

01 Лицей фр

Все верно: в ноябре 1942 союзные войска захватили Алжир. Поэтому с 8 ноября 1942 года и по 27 августа 1943 немцы бомбили его. Основной целью был порт и хранилища нефти, но нередко летчики промахивались. Так были повреждены лицей Бюжо, школа Шазо, сиротский приют (погибло 14 детей) и пр. Кстати, немцы ухитрились попасть и в свое собственное консульство.

Итак, обо всем по порядку. Сейчас на одной из площадей города Алжир стоит памятник эмиру Абделькадеру, поначалу довольно успешно воевавшему против Франции.

02 IMG_2291

Но полвека назад здесь можно было увидеть совсем другой памятник – памятник генералу Бюжо, завоевателю Алжира.

03 Алжир пл Исли Бюжо

04 Алжир пл Исли ст Бюжо

Раньше эта площадь носила имя Бюжо, от нее отходила улица Исли, реки, где Бюжо разбил войско марокканского султана, союзника Абделькадера.

Победа на реке Исли. 19 век. О. Верне. Версаль.
05 Победа на Исли 19 в Верне Версаль

Посмотрим поближе на генерала.
06 Победа на Исли 19 в Верне Версаль эпизод

После этих событий в Париже в саду Тюильри выставили на всеобщее обозрение необычный экспонат: шатер сына султана.

Шатер сына султана Марокко, захваченный фр. армией 14 августа 1844 года, в саду Тюильри в сентябре 1844. 1845. Ж. Жиро. Версаль.
07 Вид интерьера шатра сына султана Марокко вз 14 авг 1844 в саду Тюильри в сент 1844 1845 Ж Жиро Версаль 2

Шатер сына султана Марокко, захваченный фр. армией 14 августа 1844 года, в саду Тюильри в сентябре 1844. 1845. Ж. Жиро. Версаль.
08 Вид интерьера шатра сына султана Марокко вз 14 авг 1844 в саду Тюильри в сент 1844 1845 Ж Жиро Версаль

Интерьер шатра сына султана Марокко, захваченного фр. армией 14 августа 1844 года, в саду Тюильри в сентябре 1844. 1845. Ж. Жиро. Версаль.
09 Вид интерьера шатра фына султана Марокко 14 авг 1844 1845 Ж Жиро Версаль

Но вернемся в Алжир. Неподалеку от площади находился лицей Бюжо. Это было знаменитое учебное заведение, соперничавшее с такими монстрами как парижские лицеи и лицей св. Женевьевы в Версале. Во всех этих учебных заведениях были подготовительные классы в Сен-Сир и высшие школы. Во второй половине 1920-х годов здесь учился Альбер Камю. Вот как в автобиографическом романе «Первый человек» описал он здание лицея и порядки, царящие в нем.

11 Лицей 1900

«Лицей, где принимали экзамены, находился на другом конце города — то есть в прямо противоположной точке дуги, по которой город тянулся вокруг залива, в районе, некогда роскошном и унылом, но постепенно превращенном испанскими иммигрантами в один из самых людных и оживлённых в Алжире. Огромное квадратное здание лицея возвышалось над всей улицей. Туда вели три лестницы: две боковые и одна — широкая и монументальная — в центре. Вдоль нее тянулись хилые насаждения бананов и … защищенные решетками от варварства учеников. Центральная лестница, как и две боковые, вела на галерею, где располагался парадный вход, открывавшийся лишь в особо торжественных случаях, и дверь поменьше, на каждый день, охраняемая привратником в застекленной будке.
Улица Баб-Азун выходила другим концом на широкую площадь, где напротив друг друга высились лицей и казарма. Дальше начиналась арабская часть города: крутые влажные улочки уже карабкались здесь по склону холма, и лицей стоял как бы отвернувшись от них. Казарма смотрела в сторону, противоположную морю. За лицеем лежал парк Маренго, за казармой — бедный квартал Баб-эль-Уэд, наполовину заселенный испанцами.»

13 Лицей

«Пьер и Жак, благодаря своему «семейному положению», числились полупансионерами. То есть проводили в лицее целый день и питались в лицейской столовой. Занятия начинались когда в восемь, когда в девять, а завтрак подавался пансионерам в семь пятнадцать, и полупансионеры тоже имели на него право. Родным обоих мальчиков не приходило в голову, что можно не воспользоваться каким-то правом, притом что их было у них так мало. Поэтому Жак и Пьер были в числе тех немногих полупансионеров, которые являлись к семи пятнадцати в круглую белую столовую, где заспанные пансионеры уже сидели за длинными оцинкованными столами. Перед ними стояли огромные чашки и гигантские корзины с толстыми ломтями черствого хлеба, а официанты, в большинстве своем арабы, в длинных фартуках из грубого полотна, сновали между столами и разливали из больших, некогда блестящих кофейников с изогнутыми носиками горячую жидкость, где было больше цикория, чем кофе. Осуществив свое право на утренний завтрак, дети отправлялись в комнату для самостоятельных занятий и повторяли там домашнее задание под присмотром младшего надзирателя, жившего при лицее.

12 Лицей

Лицей отличался от начальной школы главным образом тем, что там учитель был один, а здесь много. Мсье Бернар знал все и учил их всему одними и теми же методами. В лицее учителя менялись в зависимости от предмета, и каждый преподавал по-своему. Появлялась возможность сравнивать, ученики могли выбирать, кого им любить, а кого нет. Учитель начальной школы — это почти отец: он большую часть дня занимает его место. От него никуда не денешься и без него нельзя обойтись. Тут не встает вопрос, любить его или нет. Чаще всего дети его любят, потому что полностью от него зависят. Но если случается так, что ребенок учителя не любит или любит не очень, то зависимость и неизбежность все равно остаются, а от них не так далеко до любви. В лицее же учителя скорее напоминали дядюшек, между которыми можно выбирать. В частности, их не обязательно было любить, и у них был один преподаватель физики, невероятно элегантный, но деспотичный и несдержанный, и ни Жак, ни Пьер так и не научились «глотать» его грубости, хотя за время обучения в лицее их класс попадал к нему два или три раза. Больше всего шансов снискать любовь было у преподавателей литературы, потому что дети видели их чаще, чем других, и Жак с Пьером действительно привязывались к ним почти во всех классах, не имея, однако, возможности ни на одного из них опереться, потому что учитель ничего о них не знал и после занятий возвращался к своей собственной, неведомой для них жизни, так же как и они возвращались на свою далекую окраину, где ни при каких обстоятельствах их соседом не мог оказаться лицейский преподаватель, и они никогда не встречали ни однокашников, ни учителей на своем маршруте трамвая. На их линии трамваи были красные (К.Ф.Р.А.), они обслуживали только нижние кварталы, а в верхние, более богатые, ходили зеленые трамваи (Т.А.). Зеленые к тому же подходили прямо к лицею, а красные делали круг на Губернаторской площади. Поэтому в конце дня дети вспоминали о своем отличии от остальных прямо у дверей лицея или чуть подальше, на площади, где, простившись с веселой компанией одноклассников, они сворачивали к остановке красных трамваев, шедших в самые бедные кварталы. Они чувствовали свое отличие, а не ущербность. Они были из другого района, вот и все.
14 Лицей

Зато в самом лицее эти различия исчезали. Блузы могли быть более щегольскими или менее, но, в сущности, они мало чем отличались друг от друга. Все соперничество сводилось к сообразительности на занятиях и ловкости во время игр. И тут Жак и Пьер были далеко не последними. Благодаря прекрасной подготовке в начальной школе, они сразу же оказались в числе первых. Безупречная орфография, сноровка в счете, тренированная память и, главное, привитое им уважение ко всем видам знания стали — во всяком случае, на первых порах — их главными козырями. Если бы Жак не был таким непоседой, что постоянно мешало ему попасть на доску почета, а Пьеру лучше давалась латынь, то их триумф был бы полным. Они пользовались уважением, их хвалили учителя. Что же касается игр, то это был, в основном, футбол, которому суждено было стать страстью Жака на долгие годы. В футбол играли на перемене после второго завтрака и на самой большой, последней, в три часа, когда оставались только те, кто готовил домашние задания в лицее. Во время этой часовой перемены дети полдничали в лицейской столовой и отдыхали перед началом самостоятельных занятий. Жак о полднике и не вспоминал. С такими же, как он, фанатиками футбола он мчался в покрытый цементом двор, окруженный со всех четырех сторон аркадами на толстых колоннах, где, чинно беседуя, прогуливались тихони и зубрилы. Там же стояли пять или шесть зеленых скамеек и росли за железными решетками огромные фикусы. Площадка делилась между командами пополам, вратари с двух сторон занимали свои места между колоннами, а в центр ставился большой резиновый мяч. Судей не было, и после первого же удара начинались крики и беготня…

10 лицей

При звуках барабана, возвещавшего конец перемены, Жак буквально сваливался с неба: он застывал посреди площадки, запыхавшийся, весь в поту, негодуя на быстротечность времени, потом постепенно приходил в себя и бросался вслед за товарищами, утирая рукавом пот и впадая вдруг в ужас при мысли о том, что сталось с гвоздями, которыми были подбиты его башмаки. Он с беспокойством осматривал их потом в классе, мысленно сопоставляя их нынешний вид со вчерашним, и в конце концов успокаивался, поняв, что разницу определить трудно. За исключением тех случаев, когда какой-нибудь непоправимый ущерб — оторванная подметка, отлетевшая союзка, свернутый на сторону каблук — не оставлял никакого сомнения насчет встречи, ожидавшей его дома, и он с трудом сглатывал слюну, борясь с легкой тошнотой, и пытался искупить свою вину усердной работой, но, несмотря на все усилия, страх перед «бычьей жилой» мешал ему сосредоточиться. Эти последние занятия тянулись бесконечно долго. Во-первых, они действительно длились подряд два часа. Во-вторых, надвигался вечер или было уже темно. Из высоких окон был виден парк Маренго. Все сидели притихшие, утомленные учебой и играми, углубившись в последние недоделанные задания. Особенно это чувствовалось в конце года, когда сумерки опускались на высокие деревья, на цветники и банановые рощицы в парке. Небо приобретало зеленый оттенок, все более и более глубокий, и казалось выше и шире, а городской шум делался далеким и приглушенным. Если стояла жара и окна оставляли открытыми, то было слышно, как кричат в саду последние ласточки; горьковато-кислые запахи чернил и линеек тонули в аромате магнолий. Жак сидел и грезил с какой-то странной грустью на сердце, пока ему не делал замечание молодой надзиратель, который сам писал дипломную работу, заканчивая медицинский факультет. Приходилось ждать, когда раздастся последний сигнал барабана.

17 лицей

В семь часов лицей мгновенно пустел. Ребята бросались к выходу и устремлялись шумными стайками вниз по улице Баб-Азун, где все магазины были ярко освещены, а на тротуарах под аркадами толпилось столько народу, что им приходилось бежать по проезжей части, между рельсами, пока вдали не показывался трамвай, — тогда они снова ныряли под аркады, и так всю дорогу, пока не оказывались на Губернаторской площади, окруженной цепочкой огней: это торговцы-арабы зажигали в своих киосках ацетиленовые лампы, и дети с наслаждением вдыхали их запах.»

После того, как Алжир стал независимым, лицей переименовали в «Лицей Абделькадера» (кто бы сомневался!), а статую Бюжо перевезли во Францию. Там она долго где-то хранилась, наконец, после реставрации ее в 1999 году установили в деревне Эгзидёй (Excideuil). Неподалеку от этого места у маршала было имение, а 1825-1830 гг. он даже был мэром Эгзидёя. К сожалению, как мне кажется, место это мало подходит для памятника.

15 Бюжо

Сейчас в Эгзидёе каждый год собираются выпускники подготовительных классов в Сен-Сир лицея Бюжо.

16 выпускники

Фотографии мои, а также с сайтов
http://cagrenoble.fr/intro.html
http://hubertzakine.blogspot.ru/
http://www.sudouest.fr/2014/09/22/les-anciens-de-la-corniche-d-alger-reunis-1679308-1830.php
http://jeanyvesthorrignac.fr/AlbumHistoria/slides/statue%20de%20Bugeaud%20a%20Alger%20N%20277.html
http://atheologie.hautetfort.com/archive/2012/03/19/de-bugeau-a-de-gaulle.html
http://www.ruedelachouette.org/dordogn-100-lieux-curieux-michel-gregoire/
http://www.photo.rmn.fr/
http://www.cdha.fr/le-grand-lycee-dalger
Tags: Алжир, Вторая мировая война, Старые журналы и открытки
Subscribe

Posts from This Journal “Алжир” Tag

  • Альбом легионера: Северная Африка, 1930-е

    Сегодня опять смотрим на фотографии легионеров и на красоты Северной Африки Групповое фото. Как я понимаю, наш герой, немец Лётнер (Leutener).…

  • Алжирская ассамблея в 1955 году

    Алжирская ассамблея была создана в 1947, первые выборы в нее прошли в апреле 1948. Идея была хорошая. Хотя арабы и кабилы, имеющие статус француза,…

  • Баб-эль-Уэд в 1960-м - 4

    Сегодня - последний пост с фотографиями черноногих времен 1960-го. Нравятся мне очень эти снимки. Они теплые и непричесанные. Это люди как они есть,…

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

Posts from This Journal “Алжир” Tag

  • Альбом легионера: Северная Африка, 1930-е

    Сегодня опять смотрим на фотографии легионеров и на красоты Северной Африки Групповое фото. Как я понимаю, наш герой, немец Лётнер (Leutener).…

  • Алжирская ассамблея в 1955 году

    Алжирская ассамблея была создана в 1947, первые выборы в нее прошли в апреле 1948. Идея была хорошая. Хотя арабы и кабилы, имеющие статус француза,…

  • Баб-эль-Уэд в 1960-м - 4

    Сегодня - последний пост с фотографиями черноногих времен 1960-го. Нравятся мне очень эти снимки. Они теплые и непричесанные. Это люди как они есть,…