Екатерина (catherine_catty) wrote,
Екатерина
catherine_catty

Categories:

Судьба Клода Морана или От Бельвиля до Дьенбьенфу.

Читаю книгу «В 20 лет я был в Индокитае» («J'avais 20 ans en Indochine»). Это воспоминания Клода Морана, записанные историком Жаном-Ноэлем Маршандьё. Текст изумительный, поэтому я решила кратко пересказать биографию Морана, тем более что дальше я собираюсь книгу цитировать.

Клод Моран родился в Бельвиле в 1934 году. Точнее, родился он в привратницкой на улице Сент-Оноре (кто был в Париже, тот понял). Мать не успела доехать до роддома. А вот рос в Бельвиле. Как пишет автор, «Более неблагополучный район можно было найти разве что в Африке».

Бельвиль. Открытка начала XX века.
откр бельвиль

А поскольку тут еще сложные семейные обстоятельства… Дело в том, что отец Клода, имея двух беременных любовниц, женился на той, что родила раньше. И это была не мать нашего героя. Бабка вышла в очередной раз замуж и муж ее знать не хотел какого-то приблуду, которого падчерица принесла в подоле. Потом Симона, мать Клода погибла при налете немецкой авиации… В общем, ничего удивительного, что мальчишка вырос на улице. Периодически он ходил в школу, один раз был в интернате. Читать, слава богу, научился, но с остальными умениями и знаниями у него было плоховато. Тем более что в войну было холодно и голодно и его по бОльшей части занимало где бы найти немного угля и откуда бы стырить еду. Интересно, что с немцами Клоду везло, а вот с французскими полицейскими случился облом. Когда он в 1946 году по старой памяти полез было на склад за провизией, его схватила полиция и он в 12 лет загремел в исправительный дом. Откуда благополучно смотался по сточной трубе. Правда, нашли его почти сразу же. Я полагаю, шли по запаху. Теперь Клоду грозила уже тюрьма для малолетних. Спас его случай. На суд пришла мадемуазель Палакка, девушка, имеющая отношение к Минобразования. Кем она была точно, сказать не могу, автор не пишет. Клоду сказочно повезло. С ее помощью он попал в Швецию, страну, не знавшую войны.

Стокгольм. Открытка.
откр стокгольм

В ту пору несколько государств принимало французских детей, чьи родители погибли в годы Второвой мировой. Год мальчик прожил как у Христа за пазухой: баронская семья, большой дом, отдельная комната, Рождество в королевском дворце. Но пришла пора возвращаться. Во Франции его определили в сиротский приют в Бретани, откуда через пару лет выперли. За что? Автор до сих пор не понял. Поведение его, конечно, никогда примерным не было, но чего-то сугубо выдающегося он там не совершал.

Клод Моран в 15 лет.
в 15 лет

Итак, в 15 лет он снова оказался в Бельвиле. Бабка, посмотрев на внука, заявила: «Сейчас 9 часов. Не найдешь работу до 12, на еду не рассчитывай». Клоду опять посчастливилось. Его взял на работу хозяин кожевенной мастерской. В принципе, тому нужна была девочка, но уж очень расстрогал его подросток, который даже не спросил каково жалованье и условия работы, а лишь попросил написать письмо бабке. Постепенно жизнь наладилась. Тем более, что по протекции той же мадемуазель Палакка Клода приняли в «Кадеты Леклерка», военно-спортивный клуб, основанный вдовой генерала. Итак, в будни работа, по выходным – занятия спортом (как потом решил Клод, ребят готовили в парашютисты). Кстати, сейчас этот клуб существует и сейчас и называется SOCIETE ATHLETIQUE ET SPORTIVE, CENTRE DE PREPARATION MILITAIRE TERRE DE LA SEINE-SAINT-DENIS CADETS LECLERC (DE HAUTECLOQUE). Как кадет Леклерка Клод 2 месяца провел в Марокко, где ему очень понравилось. Очень понимаю: пустыня, горы, пальмы, верблюды, море, пляж.

Шеврон кадетов Леклерка.
шеврон

Все бы хорошо, но «приемный дед» Клода имел отношение к компартии Франции. Для юноши вполне привычны были и портреты коммунистов, и революционные песни, и агитационные речи «против буржуазии». Только потом парень сообразил, что единственные люди, что были добры к нему (шведские бароны и хозяин лавки) как раз и были буржуазией. Но в 17 лет он, по его словам, мозгами пользоваться еще не умел. Клод вступил в «Vaillants», молодежную коммунистическую организацию.

Гимн организации. «Мы, храбрецы!»
гимн

Именно с товарищами из «Vaillants» он пошел на демонстрацию, проходящую под девизом «US go home». День был жаркий, всех обуяла жажда, народ мечтал о стаканчике розового, которым можно будет промочить горло по окончании мероприятия. Но кто просто мечтал, а кто и начал претворять мечты в жизнь. Клод признается, что поступил как идиот. Но это он сейчас понимает, а тогда… В общем, он встретил компанию гопников, и с ней отправился бить стекла и грабить винный магазин, где их и загребли в полицию. Спасло Клода то, что он был не только вайаном, но и кадетом Леклерка. Полагаю, полицейские такого еще не видели. Ну, это как если бы сейчас комсомолец был бы еще и националистом. В общем, они связались с начальством клуба, а потом предложили: «Слушай, тут двух решений быть не может. Иди в бюро по рекрутингу и записывайся в армию». В сопровождении своего инструктора, бывшего парашютиста, Клод отправился в бюро. Там, посмотрев на плакаты, он выбрал колониальных парашютистов.

Колониальные парашютисты 2

Аджюдан, занимающийся набором добровольцев, ему честно сказал: «Предупреждаю: выберешь пара, как пить дать окажешься в Индокитае». Но Клода это не смутило. Она загвоздка: он несовершеннолетний, на вербовочных документах нужна подпись родителей или опекуна. Парень отправился к отцу, все же именно его фамилию он носил, хоть и был незаконным ребенком. Встретили его нерадостно: "А мы думали, ты или помер или в тюрьме!", но бумаги подписали. Ну а дальше все просто. Знаменитый тест парашютистов он сдал (Ну, не зря же в кадетах Леклерка был), так что вскоре он в составе 17 инженерной парашютной роты отправился в Азию. Было ему 18 лет.
Tags: Война в Индокитае, Парашютисты, Старые журналы и открытки
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments