Екатерина (catherine_catty) wrote,
Екатерина
catherine_catty

Category:

История о том, как Поль Оссарес попал в плен к советским солдатам.

Весной 1945 года Оссарес с товарищами был отправлен в тыл к немцам для выполнения секретного задания.

«Эта миссия была сопряжена с большой опасностью. Поскольку мы все великолепно говорили по-немецки и были в форме вермахта, мы должны были войти в контакт с узниками лагерей чтобы убедить их не сниматься с места, не идти по дорогам и ждать прибытия союзников. Надо было также помешать немцам использовать заключенных как живой щит. Мы прыгнули с парашютом очень быстро, не зная, что летчик ошибся с местом высадки. Я не узнавал места, которые были обозначены на карте. Все изменилось, я не понимал в чем дело. Всю ночь мы искали рацию, а утром заметили, что оказались посреди немецкой дивизии Шарнхост…
По правде сказать, кроме задания помешать заключенным служить живым щитом, у меня была еще одно задание, очень секретное: Я должен был найти некоего «Медикуса», немца, связного между французскими спецслужбами и Канарисом. Увы, я так и не нашел Медикуса в этом хаосе.»
(Aussaresses «Je n`ai pas tout dit.»)

обл

«Через неделю наши припасы кончились и 2 недели мы питались люцерной и сырой
картошкой, найдено в полях. К фермам, охраняемым солдатами, невозможно было
приблизиться. В конце концов мы приняли решение идти к Эльбе. В пути нам
повстречался патруль Красной Армии.

Первый контакт был сперва довольно теплым. Мы узнали, что война закончена, но что
дивизия Шарнхост продолжает сражаться. Нас препроводили на КП батальона. Я был
удивлен, увидев бандитские физиономии солдат, которых я принял сначала за
вспомогательные войска.
Нас принял симпатичный усатый офицер, который прислал нам еду и напитки.
- Кто вы?
- Разведкоманда одной английской парашютной дивизии.
- Какой?
- Девятой. (Такой дивизии никогда не существовало. -К-К)

На следующий день прибыл подполковник гвардейских ВВС. Очевидно, он принадлежал к советским спец-службам, он нас долго допрашивал. Я объяснялся на русском, два моих товарища - на немецком.

В конце концов он прервал нас:
- Вы лжете. Вы из французских Ваффен-СС. Вы сражались в Берлине. Храбро, не спорю, но не на то стороне! Объясните нам то тут происходит.

Допросы длились часами. По окончанию нас отправили в лагерь и заперли в бараке, у двери которого стоял часовой. В других бараках находились немецкие военнопленные. В качестве еды нам принесли колоду с завареной пшеницей.

Через несколько дней подполковник вызвал нас к себе и сказал со зловещей улыбкой:
- Я все узнал. Вы не Ваффен-СС. Вы сотрудники спецслужб. Шпионы! Это куда хуже.

Указания Реве (Жак Робер, воевавший под фамилией Реве, глава французских спецслужб. –К-К) были предельно точны: ни за что на свете мы не должны были признаваться в том, кто мы есть.

- Вовсе нет, - ответил я. Мы разведкоманда парашютистов, я же вам это уже сказал. Вам надо всего лишь отправить нас к союзникам, которые находятся совсем близко. Они подтвердят наши слова.

- Мы запросим сведения напрямую из французского генштаба, - не поверил нам русский офицер, - и тем хуже для вас, если вы лжете.

Я подумал, что в царящей сейчас неразберихе французы вполне могут сглупить и подтвердить подозрения русских. Тогда они сделают все, чтобы мы заговорили. В любом случае мы не выйдем отсюда живыми.

Я заметил, что рядом с лагерем протекала река. Это был Лаба, приток Эльбы. Я спросил,
можем ли мы постирать одежду. Нам разрешили выйти, но только один раз. Я встретил французских пленных и попросил помощи одного из них, лейтенанта Лапейра. Он принес нам 3 удостоверения личности, которые мы тщательно спрятали.

Наш план был прост: лагерь был окружен непроходимой колючей проволокой, но был один проход, который снаружи охранял часовой. Один из нас должен был выйти стирать белье в то время как двое других проскользнули бы позади часового. В худшем случае мы бы нейтрализовали его.

Утром, в конце мая 1945, наше внимание привлек какой-то шум. Длинная колонна освобожденных французских пленных проходила по дороге перед лагерем по направлению к Эльбе. Я тотчас же вышел с документами и с грязным бельем в руках. Часовой отошел чуть вперед и смотрел на проходящих. Я сделал знак товарищам проскользнули и влились в колонну пленных.

По прибытию к мосту через Эльбу нас построили в 4 шеренги. Каждая шеренга проходила перед русским офицером, окруженном солдатами. Они проверяли удостоверения, чтоб убедиться, что мы не немцы. В одном из контролеров мы узнали подполковника, который на допрашивал. Мы разделились, чтоб пройти в три другие шеренги.
- Фамилия? - спросил русский.
- Кронье Марсель, французский солдат.
Мгновенье он колебался. Я счастливо избежал взгляда подполковника, который был всего в нескольких метрах.
- Ладно, проходите.»

(Aussaresses «Pour la France. Services spéciaux. 1942-1954»)
Tags: Вторая мировая война, Оссарес Поль
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments