Екатерина (catherine_catty) wrote,
Екатерина
catherine_catty

Category:

Военно-полевой бордель в Индокитае.

Когда я впервые прочитала про военно-полевые бордели во французской армии, я какое-то время хихикала. А потом призадумалась. Армия есть армия, это тысячи здоровых молодых людей. Срок службы по призыву длился год до 1950, полтора после 1950-го, а с 1954-го уж как «свезет». Можно было и на 30 месяцев в армию загреметь. Контракт – 3 года. Офицерский контракт в Индокитае – от 24 до 27 месяцев. И практически все это время не только люди оторваны от семьи, но и, иной раз, вообще никаких больших городов поблизости нет. Ну, офицеры еще туда-сюда. У них и возможностей побольше, и женский персонал к ним благоволит. А солдатам как быть? Особенно солдатам–мусульманам? А почему я заговорила о них? Потому что Жан Тюрьес, который был военным врачом в Индокитае (и которого, весной 1954-го подменил в Дьенбьенфу Гровен), рассказывает об очень интересном случае. Традиционно девушки и женщины у белых тхаев купались в речке или у источника нагие. Так повелось издавна, это никого не смущало и дамы не только не обращали внимания на случайного прохожего, но и могли устроить омовение при всем честном народе. Когда пришли европейцы, купание продолжалось. Когда рядом с деревней встал Алжирский стрелковый батальон, такая практика разом прекратилась. Почему, объяснять наверное не надо, но я все же скажу пару слов. Для тхаев нагота нормальна. Для европейцев – экзотика, но не ужас-ужас-ужас. Для мусульман нагая женщина – шлюха. Без вариантов. Что же делать, чтоб избежать массовых изнасилований, которые могли произойти не только в силу оторванности солдат от цивилизации, но и просто от разности двух культур?

Жан Тюрьес
Ж Тюрьес военврач

Надо сказать, что в военно-полевые бордели пинками никого не загоняли, а за здоровьем сотрудниц исправно следили. Обязанность эта была возложена на батальонных врачей. Поскольку некоторое время эту должность в 1 Алжирском стрелковом полку занимал Жан Тюрьес, он оставил небезынтересные воспоминания по теме. К счастью, тубиб в свое время проходил стаж в Сен-Лазаре, где лечили венерические болезни вообще и женщин легкого поведения в частности. Так что знал что к чему.

«ВПБ разместился в огромной американской палатке на краю тропы, совсем близко от артиллерийской батареи. Длинная цепь стрелков ждала перед входом в палатку чтобы я дал зеленый свет по окончании медицинского обследования. Люди были взбудоражены, они смеялись, шушукались, хлопали в ладоши.

Хозяйка встретила меня у входа. Я бросил ей традиционное:
- Салям аллейкум (Мир вам.).

Корпулентная алжирка рассыпалась в приветствиях и разразилась смехом:
- Ты, тубиб, ты знаком арабский? Ты есть любезный с моими девочками. Все есть добром здравии, гарантирую. Клянусь тебе.

Это место просто ошеломило меня. Палатка была разделена на небольшие помещения занавесками из ярких тканей: розовых, лазурных, зеленых, было много дамасских подушек. В центре этой феерии, в облаке благовоний, веселые девочки хихикали, кричали и кружились на месте, от чего развевались их легкие платья всех цветов радуги. Меня принимали как пашу!

Вид на укрепленный лагерь в На Сане. Ноябрь-декабрь 1952.
Вид на укр 24 кот защ 2 из 6 марок стр полк нояб дек 1952 неиз
Описываемые события происходят как раз здесь.

В глубине палатки – место для осмотра: простой гинекологический стол, эмалированный поднос с хирургическими зеркалами в металлических лотках с марганцовкой. К счастью были и пара перчаток, а также тампоны и пробирки, по одной на девушку, тщательно подписанные. Итак, плановое обследование начинается: непринужденно, активно и весело. Мамаша борделя помогала, держа лампу за моим плечом. Десяток девушек быстро прошел обследование. Гигиена их была великолепной, здоровье – цветущим. Они разошлись по своим уголкам, смеясь и хихикая.

Я стянул перчатки и подписал документы.
Тогда содержательница предложила мне:
- Скажи, тубиб, ты не хочешь туда-сюда с Айшой? Она есть молода, она есть обучена, она любезна и все-все. Нет? Ладно, в следующий раз. Но ты выпьешь мятного чая. Пойдем….

Как же отказаться от чая, право.
Снаружи, на ярком солнце, солдаты изнывали от нетерпения. Когда я вышел, некоторые стали аплодировать.
Фиеста могла начинаться.»
(Jean Thuriès «De Na San á Dien Bien Phu», опубликовано в книге «Merci, toubib»)

Фотографии с сайта http://www.ecpad.fr и из книги.
Tags: Война в Индокитае
Subscribe

  • Казаки на Елисейских полях.

    «Первые палатки казаков стояли уже у подножия мраморных коней Марли. По случаю воскресенья большинство офицеров уехало из лагеря в город: ведь…

  • Казаки на французских лубках.

    Русские для Европы XIX века - достаточно экзотичное явление. Впрочем, для нашего времени, кажется, тоже. И уж совсем экзотикой были казаки. В конце…

  • "Здесь был Вася" или Генерал пошутил.

    В 1818 году императрица Мария Федоровна совершила вояж по Европе. Она оправилась в гости к своим дочерям, которые были выданы замуж за…

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 103 comments

  • Казаки на Елисейских полях.

    «Первые палатки казаков стояли уже у подножия мраморных коней Марли. По случаю воскресенья большинство офицеров уехало из лагеря в город: ведь…

  • Казаки на французских лубках.

    Русские для Европы XIX века - достаточно экзотичное явление. Впрочем, для нашего времени, кажется, тоже. И уж совсем экзотикой были казаки. В конце…

  • "Здесь был Вася" или Генерал пошутил.

    В 1818 году императрица Мария Федоровна совершила вояж по Европе. Она оправилась в гости к своим дочерям, которые были выданы замуж за…