Екатерина (catherine_catty) wrote,
Екатерина
catherine_catty

Category:

Алжир/Париж 1950-х или О жизни в провинции и столице

Сижу в стоматологической клинике. Жду своей очереди. Ну, и листаю разные журналы, которые на столике лежат. В майском номере «Эсквайра» нахожу статью про транссексуалов. Тема мне не близка, поэтому уже готова читать следующий текст, как вдруг вижу слово «Алжир». Оказывается, одно из этих созданий было родом как раз из Северной Африки. Прочитав про перипетии его/ее жизни в 1950-х годах, я решила, что этот нужно выложить в ЖЖ. Поэтому пошла к администратору выцыганивать журнал просить журнал в обмен на какой-нибудь другой.

Оран. Бульвар Сеген и отель «Континенталь».
Оран Бульвар Сегин и отель Континенталь

«Я родилась в Оране, в испанской семье, и рано научилась врать, чтобы выжить, - для начала родителям. Жители колоний - их называли черноногими» - проводили различия между полами. Женщины не ходили одни в кафе, не гуляли без шляп. Мой дядя как-то сказал моему отцу, который был цирюльником: «Постриги меня так, чтобы меня не принимали за гомика». Педиков никто не любил; у них, как у антикваров или декораторов, была своя роль в обществе. Поскольку девушки не могли ни с кем спать до брака, они помогали молодым людям дожидаться свадьбы - отсасывая у них. (Луи Гардель, автор «Форта Саган», - черноногий. В романе «Алжирский залив» он тоже пишет о том же: девственность в Алжире хранили, но позволяли делать все прочее. Весело жила провинция! –К-К.)

С десяти лет мне хотелось только одного: стать девочкой. Но как? В местных газетах были статьи с фото-графиями про Кристину Иоргенсен - она сначала была солдатом, а потом, в 51 год, стала женщиной, - так что должен был быть способ. Однажды - в 1955 году - я встретила на улице Бэмби (знаменитая танцовщица-транссексуал. – Esquire) и ее друзей - они приехали с гастролями казино «Канастель». Я поняла, что этой мой путь - ехать в Париж и постараться быть как они, артисткой, которой все восхищаются.
В 1957 году в Оране была большая облава на голубых. (Власти совместили борьбу с террористами ФНО с облавой на секс-меншинства? Больше им делать было нечего? – К-К) Я уже была в Париже, но Агнес Каприс приехала к родственникам - и ей пришлось бежать из своего дома. Ее арестовали. Она говорила, что это было ужасно: их свезли в лагерь около города и избивали. Жизнь в Алжире становилась невыносима. В Париж я приехала 5 августа 1957 года, еще не была совершеннолетней, но уже начала потихоньку принимать гормоны. Носила прозрачную блузку, и хотя сиськи едва начали расти, уже представляла себя с вырезом как у Лоллобриджиды.

Нана, автор текста. Фотограф Кристер Стремхольм.
Нана

Моя подруга приехала раньше меня. Нас было трое в комнатке возле Лувра. Сбережения быстро кончились. Одна из нас устроилась в шоу «Мадам Артур» (Кабаре трансвеститов. –К-К), а я была еще малолеткой и нашла работу курьера в агентстве путешествий. Еще я хорошо шила. Меня посадили в кабинет в холле гостиницы, и я могла делать что хочу - например, пришивать монеты на платья танцовщикам, - пока ждала доставки.

В гд58 году в Алжире стало совсем туго, и мать приехала на меня посмотреть. Секретари в офисе сказали ей: «Очевидно, ваш сын ведет двойную жизнь». Она хотела узнать больше. Я к тому времени жила в прекрасном отеле на улице Клозель, у меня был красивый любовник - солдат из военно-воздушных сил. Мама сняла комнату в той же гостинице и постучалась в мою дверь. Я сказала ей: не хочу, чтобы ты входила. Она спряталась в холле и дождалась, пока выйдет мой друг, чтобы наброситься на не-го. Какой скандал! Расспросила про него на стойке регисграции, а потом угрожала: «У меня есть связи! Вас уволят!» Я сразу поняла, что она имела в виду, когда она сказала: «Все очень серьезно, ты должен вернуться домой». Я знала, что родители хотят запереть меня у «белых братьев». Но в Алжире случился переворот, и все аэропорты закрылись. Мать позвонила знакомому секретарю министра и улетела в Оран на военном борту. Для меня там не было места. Уфф!

Тогда я поняла, что хочу жить, как женщина. Мой солдатик был против. Я начала носить белье, чулки с поясом, лифчик и прочее. Надевала пальто, шарф на голову и выходила в ночь. Гуляла по бульварам и смущала прохожих. Но мне никто особо не мешал: в то время в округе было много любителей. Я бросила работу и решила заниматься тем, чего мне хотелось. Тогда я и встретила Кристера. Фотографировать он начал почти сразу. Какую вечеринку мы устроили, когда он принес первые отпечатанные снимки!

Работали мы на площади Пигаль, но в свободное время смотрели кино в «Пагоде» или синематеке, ходили в ночной клуб «д`Артаньян» в Сен-Жермен. Сутенеры нас не трогали. Смотрели с завистью, как мы делаем деньги, но не могли «опекать» нас, чтобы не потерять своего мужского достоинства. Нас это устраивало. А вот полицейские вели себя отвратительно. Брали нас постоянно - независимо от того, работали мы или нет. Держали по десять часов в участке, на лавке или даже за решеткой, а потом выписывали штраф: «Мужчина в женской одежде в некарнавальный период». Ну и еще приходилось сносить обычные оскорбления. Я из Алжира, так что меня называли «грязным арабом». Меня не били, потому что я никогда не протестовала, но с какой радостью они выкрикивали нам в лицо наши мужские имена! Одну из нас звали Казимир - представьте себе их счастье. (Как говорится, хоть горшком назови, только в печь не ставь. -К-К).

В 1959 году в Париж приехала Себастьян, она служила в иностранном легионе, но сменила форму на чулки и юбку. (Дайте мне это увидеть!!! –К-К) Летом мы поехали с ней на юг. По дороге меня задержал полицейский - из-за имени в удостоверении личности. Он забрал меня в участок и обрезал мне волосы - как будто я была коллаборационистом во время войны. (Вот мужчинам как раз волосы не обрезали. А дамам, гулявшим с немцами – да. К-К) Сам заплатил парикмахеру. Волос не было, но у меня осталась только женская одежда. Пришлось возвращаться в Париж автостопом, объясняя водителям: «Я поссорился с подружкой, она забрала всю мою одежду -осталась только женская». История отлично работала -а я сочиняла все новые детали.» (Нана)

Не хотелось бы свести все к обсуждению проблемы транссексуалов, меня куда больше интересуют морально-бытовые моменты.
Tags: Алжир, О временах и нравах, Старые журналы и открытки
Subscribe

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 43 comments