Екатерина (catherine_catty) wrote,
Екатерина
catherine_catty

Война закончена!

Атанас Жоргопулос по прозвищу Тассу жил в Оране. Был журналистом, управляющим кафе и дискотекой. Один из создателей ОАС в Оранском департаменте, он после обретения Алжиром независимости уехал в Испанию. Потом – во Францию. Сделал карьеру в страховой компании, был президентом AADEP, одной из организации бывших членов ОАС. Вот что он рассказал.

«При посредничестве одного черноногого я однажды встретился в Ницце с высокопоставленным алжирцем, Омаром Хаммади. Мы прониклись симпатией друг к другу, распили вместе бутылку, поели, затем продолжили пить. И вдруг он меня спрашивает: «Вы уже были в Алжире после войны?» Я говорю ему: «Нет». «Тогда я вас буду ждать». «Приеду на следующей неделе» - ответил я. Тогда было начало исламского подъема, это было лет 15-17 назад. (Книга вышла в 2003 –К-К). Прошло несколько месяцев и однажды товарищ говорит мне: «Мне звонил Омар, он говорил о тебе. Позвони ему.» Звоню Омару, тот мне говорит: «Ты не мужчина. Ты обещал мне приехать и не приехал.» Я говорю: «Ты прав, я приеду!».

Я наконец решился. Предупредил Мишеля Баруана, а тот говорит: «С ума сошел?» Жена твердит: «Ну вот, все начинается снова».
Мы с товарищами собираемся.
Садимся на самолет «Эр Алжери».
Прибываем в город Алжир в аэропорт Хуари Бумедина.
Омар Хамади уже там. Мы обнимаемся, вы знаете, это было очень… душевно. Он говорит мне: «Представляю вам полковника Ясефа Саади (бывшего шефа ФНО в городе Алжир). Очень приятно. Саади говорит нам: «Вы здесь у себя дома, это ваша страна, добро пожаловать.»

Ясеф Саади в наши дни.
ЯС

Мы поехали к Саади. Он начал говорить об Алжире, Он сказал мне: «Если бы мы были более проницательными, мы бы мы бы создали Алжир для всех, потому что Франция вас в конце концов предоставила самим себе, а у нас не хватает кадров, вы могли бы работать здесь». Он повернулся ко мне и говорит: «Знаешь, Тассу, участники боевых действий уважают друг друга, но презирают подлецов. Ты был с одной стороны, я – с другой. Но сейчас вы дома». При этих словах он встал, у него были слезы на глазах, потому что как у всех кровожадных людей – нет, этот термин не подходит – всех страстных людей, есть некая жестокая сторона их личности, но есть также и чувствительность, сердечность, эта двойственность присуща человеческой натуре.

Потом он спрашивает нас чего мы хотим. Я хотел поехать в Оран. Он дал нам машины. Когда мы добрались до города, когда я увидел крепость Санта-Крус, у меня были слезы на глазах. Глядя на Санта-Крус, ты снова обретаешь Оран, свой город. Мы устроились в отеле. Я вхожу в комнату и слышу: тик-так, тик-так. «Черт, опять!». На самом деле, это был вентилятор. Я сказал сам себе: «Это уже в голове».

Оран. Санта-Крус.
Оран Санта Круз


В отеле нас ждали главари ФНО Орана. Мы посетили кладбище, наш фамильный склеп. Потом поехали на карниз посмотреть мою бывшую дискотеку. Я сказал себе: «Еще надо посмотреть мое бывшее кафе». Прихожу к «Кафе Риш» и слышу: «Тассу!». Это невероятно! Я вижу парня, который когда-то работал в Оранской больнице. «Какого черта ты тут делаешь?» Он говорит мне: «Пойдем поприветствуем друзей в новом городе» В новом городе? Когда-то я устроил там погром. Говорю: «Слушай, у меня назначена встреча в отеле, я с другом».

Вечером иду в ресторан, в «Панораму», за столиком двое, оба алжирцы. Омар нас представляет друг другу: «Жоргопулос.» Собеседник говорит: «Кафе Риш»? Да! «Знаешь, что я тебя приговорил к смерти?». Я говорю: «Все в порядке, потому что я тоже тебя приговорил к смерти». Он… (я не знаю как перевести taper 5. Ударил ладонью? Пожал руку? – К-К), это было очень по-арабски.

На следующий день я пил кофе в «Кафе Риш». Входит парень: «Г`сподин Тису?» Он обнимает меня, знаешь, он был.. я тоже был очень взволнован. Я его давно не видел.
Мы прошлись по Орану.

Вечером Ясеф Саади организовал прием в честь дня рождения своей свояченицы и захотел, чтоб мы тоже были там. Садимся в машину и возвращаемся в город Алжир.
Приходим к Ясефу, там уже есть оркестрик, представители власти, генерал, префект.
Мы танцуем и веселимся у Ясефа Саади.
Свояченица говорит мне: «Знаете, я носила бомбы».
Ясеф говорит мне: «Не подумай чего плохого, я тебе сейчас представлю присутствующих, это мои гости, не будет никаких эксцессов, но должен предупредить: Джамиля переносила когда-то бомбы».

Я говорю: «Ясеф, я у тебя в гостях. Я уважаю твое гостеприимство и то, как ты нас принимаешь. Давай будем вне политики.»
Но все же я предпочитаю не задерживаться у него.

Г. Алжир. Большая мечеть.
Алжир Большая мечеть

Всю неделю мы были в городе Алжир. Нас повсюду принимали. Вот что я могу сказать об алжирском гостеприимстве: у меня не было времени поменять деньги. Я сказал об этом Омару. Он говорит: «Я подумал об этом». Да, это совсем по-арабски. Он садится на водительское место и достает 2 миллиона динаров, еще старых динаров. «Вот. Вас пятеро… Когда я приеду во Францию, вы вернете мне эту сумму.» Мы делали покупки, но когда надо было платить, нам говорили: «Нет-нет, за все заплачено». Когда мы садились в самолет, нам принесли корзины со свежими финиками, бутылки вина, нам прислали кучу всего.
Да, это было невероятно. Люди скажут: «Он обнимал Саади, это предатель!». Но нет. Это – Алжир.
Знаете, городе Алжир Омар привел меня к главе ФНО в Баб-эль-Уэде. Он представил меня и ребята сказали: «Никаких проблем. Война закончена».

(Quivy V. «Les soldats perdus. Des anciens de l`OAS racontents.»)

Фотографии с сайтов:
http://www.vitaminedz.com/algerie-oran-vue-generale-prise-de-santa-cruz-voie-de-che/Photos_20155_143385_31_1.html
http://www.yacefsaadi.com/2011/11/16/film-festivals-photo-gallery/
http://www.akpool.fr/cartes-postales/24055720-carte-postale-alger-algerien-la-grande-mosque-rue-de-la-marine
Tags: Война в Алжире, ОАС и путч генералов
Subscribe

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 50 comments