Екатерина (catherine_catty) wrote,
Екатерина
catherine_catty

Category:

От том, как Гровен лечил американского летчика или О вреде пьянства.

Выкладываю еще кусок из книги Гровена, наверное, в последний раз. На этот раз он посвящен событиям второй мировой войны и рассказывает о том времени, когда врач был в Сопротивлении. Принадлежал он к сети Сильвестр и его задачей было лечение раненых английских и американских летчиков, волею случая оказавшихся во Франции. Осенью 1943 года Гровен получил известие о том, что во время взрыва склада горючего было ранено 3 макизара. Врач берет чемоданчик с лекарствами и инструментами, садится на велосипед и отправляется в деревню, где они скрываются. После перевязки командир группы сообщает, что в хижине, расположенной здесь же, буквально в 100 метрах, прячется американский пилот, раненый в ноги.

«Мы оба выходим, следуем по скользкой тропе, окаймленной крапивой – хорошо помню эту «обжигающую» деталь, и входим в жалкую лачугу. Одна единственная комната, окно выходит на улицу, в углу сидит у огня улыбающаяся старуха. Американец
здесь же, он лежит на единственной кровати. Это пилот с бомбардировщика, сбитого сегодня после полудня зениткой. Он уже переодет, вымыт и ухожен, его усы похожи на усы Кларка Гейбла. Нога покрыта толстой повязкой на которой красуется надпись: «Emergency U.S.A» (Неотложная помощь США- К-К) . Я осматриваю ее: ничего серьезного, пуля прошла посередине ноги, сломав кость, и вышла, не задев нервы и артерии. Но надо обработать рану и вытащить осколки кости, которые остались под кожей.

Кларк Гейбл
Гейбл

У меня было все, что нужно: маска, анестезия, эфир, гипс, инструменты и спирт.
Я немного говорил по-английски и успокоит пациента, который явно проявлял признаки беспокойства. Его дыхание отдавало ромом: осторожно с анестезией! Его звали Роберт. Он прибавил, что друзья звали его Бобом.»

С помощью товарища, который занимался анестезией, Гровен успешно провел операцию на столе у старушки. Все еще спящего раненого перенесли на кровать, врач собрал инструменты и лекарства и совсем было собрался уходить…

«Но тут мой оперируемый начал двигаться. Он открыл удивленные, немного налитые кровью глаза, цокнул языком, показывая, очевидно, его мучает жажда.

Я решил остаться еще ненадолго, чтоб дождаться его полного пробуждения.

- Where am I, it`s not my bed! (Где я, это не моя кровать!_ К-К)
На мой взгляд, говорил он слишком много. Вдруг он попытался перевернуться на бок, это, верно, причинило ему боль и он принялся кричать.

Я осторожно вернул его в горизонтальную позицию. Я сделал знак К.20 (командиру группы, сопровождающего Гровена. К-К), подумав, что ром, выпитый перед операцией, привел к такому бедственному положению. Мы привязали его руки и ноги к изголовью и изножью кровати. И тогда начался концерт:
- Where am I, I want to go out. Give me a drink… You bloody… (Где я, я хочу уйти отсюда, дайте мне выпить…Будьте прокляты... –К-К)

Я попытался успокоить его. Он внимательно посмотрел на меня и его лицо побагровело. Он принялся как одержимый рваться из пут, крича и бранясь на своем языке.

Вдруг К.20 тихо произнес:
- Послушайте!
Я навострил ухо и услышал мерный шаг там, снаружи. Мостовая была совсем рядом, под окном. Это патруль, немецкий патруль, который проходит здесь каждые 3 часа.
Кровь христова! А тут наш пилот, который вопит по-английски! Он только что принял меня за немца и выдал в мой адрес очередную порцию проклятий.
Патруль приближался. Что делать? К.20 показал мне на махровое полотенце, повешенное над очагом у стены. Я схватил полотенце и в мгновение ока мы заткнули рот нашему пациенту. Его глаза готовы были выскочить из орбит.

Немецкий патруль, мерно стуча сапогами, приблизился, прошел под нашими окнами и удалился.
Ох, мы счастливо отделались! Меня начало трясти. К.20 был белее полотна. Кофе и коньяк, принадлежащие старой даме, привели нас в чувство и полчаса спустя я попрощался с друзьями, клятвенно пообещав себе, что в следующий раз мы выберем место максимально удаленное от главных улиц».
P. Grauwin «J`était médecin en Dien Bien Phu»

Конечно, и пилота, тяпнувшего для храбрости или для сугреву, и добрую старушку понять можно. Но войдите в положение врача!

Фотография отсюда: http://www.kinopoisk.ru/picture/993555/#393747

За уточнение спасибо nadie_escribe и eevan .
Tags: Вторая мировая война
Subscribe

  • О "речных девушках"

    glueckwunsch дал наводку на автобиографические книги Э. Кочергина. Правда, он рекомендовал "Крещённые "Крестами", а я влипла в "Ангелову…

  • Новости Древнего Рима

    Любите ли вы Древний Рим? Если да, то у меня две новости. Возможно, многие их уже знают, но, если нет, то вот: Художник Гарун Бинус с помощью ИИ и…

  • Опять о Дюма и истории

    Продолжаю ругаться на Дюма. Рассказывает он в книге "Луиза Сан-Феличе" о встрече готского короля Тотилы и святого Бенедикта. Тотила (Р. Хоффманн) в…

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments

  • О "речных девушках"

    glueckwunsch дал наводку на автобиографические книги Э. Кочергина. Правда, он рекомендовал "Крещённые "Крестами", а я влипла в "Ангелову…

  • Новости Древнего Рима

    Любите ли вы Древний Рим? Если да, то у меня две новости. Возможно, многие их уже знают, но, если нет, то вот: Художник Гарун Бинус с помощью ИИ и…

  • Опять о Дюма и истории

    Продолжаю ругаться на Дюма. Рассказывает он в книге "Луиза Сан-Феличе" о встрече готского короля Тотилы и святого Бенедикта. Тотила (Р. Хоффманн) в…