Екатерина (catherine_catty) wrote,
Екатерина
catherine_catty

Category:

Семейный альбом императора. Часть 10 .«В Париже Росс».

Лето идет к концу, Интернет пестрит отпускными фотографиями на фоне Эйфелевой башни, морских пейзажей и верблюдов. А давайте посмотрим как проходил вояж в Париж Александра Павловича в 1814 году. Конечно, «пастушки облаков» тогда еще не было, фотоаппарата - тоже, а путешествие императора вовсе не имело отношения ни к отпуску, ни к отдыху. Но все же заграница есть заграница. Итак, сегодня очередной пост из серии «Семейный альбом императора» под названием «В Париже Росс».

Сцена в военном лагере. Перв.четв. XIX века. Неизвестный художник. Русский музей.
00 Alexandre 1814 Сцена в военном лагере перв четв 19 в Неизв Эрмитаж
На картине изображены император Александр, князь П. М. Волконский и австрийский фельдмаршал Шварценберг.

Капитуляция Парижа 31 марта 1814 года.
01Alexandre 1814 Капитуляция Парижа 31 марта 1814 г

Под стенами Парижа. Гравюра Иванова.
02 Alexandre 1814 Под стенами Парижа Иванов

Вступление Александра I в Париж Неизвестный художник. Павловск.
03 Alexandre 1814 Вступление Ал I в Париж неизв павловск

Вступление в Париж. Австрийская гравюра.
04 Alexandre 1814 Вступление в Париж гр Неизв Вена

Вступление русских войск в Париж. Гравюра Молло.
06Alexandre 1814 Вступление русских войск в Париж гр Молло Вена

Вступление в Париж.
07 Alexandre 1814 Въезд в Париж

Торжественный въезд императора всероссийского Александра I в Париж. Первая четверть XIX века. Неизвестный гравер. Эрмитаж
Altxandre 1814 Торж въезд всерос имп Ал 1 в Париж перв четв 19 в неизв Эрмит

Подписание мира в Париже.
08Alexandre 1814 Подписание мира в Париже

Императрица Жозефина принимает в Мальмезоне царя Александра I, которому она представляет своих детей, принца Евгений и королеву Гортензию с сыновьями. 1864. В. Виже дю Винье. Мальмезон.
09 Alexandre 1814 Имп Жозефина принимает в Мальмезоне визит царя Ал 1 которому она представляет своих детей пр Евгения королеву Гортензию и ее сыновей 1864 В Виже дю Винье  Мальмезон

Обед короля Людовика XVIII и царя Александра I в Компьене. XIX век. Компьень.
13 Обед короля Людовика 16 и царя Александра 1 1814 19 в Компьень

Посещение Александром I монетного двора. Пингре.
11 Alexandre 1814 посещение монетного двора Э А Т Пингре Pingret

Александр I и русские офицеры. Около 1815. Гравюра по оригиналу Финара. Университет Браун.
12 Alexandre 1815 Ал и рус офицеры  1815 ок гр ор Финар ун Браун

Молебен в Париже 19 марта 1814 года (фрагмент).
10 Alexandre 1814 молебен в Париже 19 марта 1814 фрагмент

Аллегория на возвращение Бурбонов. Крепен. Версаль.
14 Alexandre 1814  Аллегория на возвр Бурбонов  Крепен Версаль

"Осматривая произведения искусства, украшавшие Париж, Александр обратил особое внимание на здание, увековечившее память Людовика XIV, — здание, на мой взгляд, лучше всего свидетельствующее о величии этого замечательного короля, об истинно царственной его щедрости, благотворной и полезной. Я говорю о доме инвалидов. В этом здании теперь вторично появлялся русский государь. Император застал старых победителей в глубокой печали: у них только что отняли свидетельствовавшие об их славе трофеи — пушки, захваченные при Иене, Ваграме, Аустерлице и т.д.
— Утешьтесь, доблестные воины, — сказал им государь, сердце которого всегда отзывалось на все благородные чувства, — я попрошу государей, моих союзников, оставить вам некоторые из предметов воспоминания о вашей славе.
И, прощаясь с ними, он приказал, чтобы оставили в доме инвалидов двенадцать русских пушек. Везде и при всех случаях Александр проявлял такое же благородство чувств.

Французы сочли долгом предложить государю переменить название Аустерлицкого моста.
— Нет, — сказал Александр, — достаточно, если будут знать, что император Александр перешел через этот мост со своими войсками.

В аудиенции, данной Институту, Александр сказал в ответ на речь Лакретэля, что он всегда отдавал должное трудам и прогрессу французов в науках и искусствах; что несчастия Франции он не приписывает ученым и что он вместе с ними радуется, что они получили, наконец, свободу мысли. «Мое счастье, — сказал далее Александр, — мое единственное желание — быть полезным человеческому роду. Вот единственный двигатель, который привел меня во Францию». Император Александр так же, как и прусский король, почтил своим присутствием публичное заседание Института и выслушал при этом похвальные речи Петру Великому и Фридриху II, — речи, к которым президент искусно присоединил хвалу их августейшим преемникам.
Его величество беседовал затем с исковыми членами Института, с Сюаром, Вильменом, который еще не принадлежал к этому знаменитому обществу, но уже выдвигался своими юными, прекрасными дарованиями.

Император Александр принял также депутацию от общества поощрения искусств и ремесел; во главе ее был известный ученый Шанталь. Он благодарил государя за покровительство, которое он соблаговолил оказать всем городским учреждениям при своем вступлении в Париж. Император ответил Шанталю: «Я от души желаю, чтобы искусства и наиболее полезные ремесла распространились по всей поверхности земного шара, и я высоко ценю всех тех, кто стремится содействовать своими талантами достижению этой благородной цели».

Движимый не столько любопытством, сколько серьезным интересом, Александр посетил в Париже все учреждения, посвященные наукам, искусствам, промышленности, человечеству. Везде присутствие государя, его приветливость, его речи вызывали чувства удивления и восторга, внушали к его личности самое нежное благоговение.
Ученые всех сословий, самые даровитые писатели постоянно восхищались его тонким, изящным, наблюдательным умом, светлыми суждениями, проявлявшимися в каждом ответе Александра; и они изумлялись, с каким благородным изяществом, естественным красноречием выражался русский государь на языке, который сами они постоянно изучали.

Осматривая приют для женщин, лишившихся рассудка из-за любви, его величество пожелал знать, мнФго ли там несчастных созданий, потерявших разум вследствие чрезмерной и плохо направленной чувствительности. При этом директриса ответила ему: «Ваше величество, до сих пор их было немного, но можно опасаться, что число их возрастет с той минуты, как вы вступили в Париж».
Я как бы вижу императора Александра, улыбающегося и краснеющего в ответ на эти слова.

Когда государь посетил монетный двор, в его присутствии была выбита медаль, с одной стороны изображавшая первую букву его имени со следующей надписью вокруг: «Восстановителю европейского мира». На другой стороне медали изображен был французский герб при следующих словах: «В апреле 1814 года Франция вновь вступила в великий союз европейских держав».

При посещении Лувра и Тюиллерийского дворца император Александр остановился в так называемом салоне «Мира» и со своей тонкой улыбкой сказал сопровождавшим его лицам: «Зачем был Наполеону этот салон?» В самый день вступления государя в Париж и по его приказу добродетельный епископ Тройский (Булонский аббат) был освобожден из заключения, которому подверг его Бонапарт. Раздражительно-тщеславный Наполеон оскорбился правдивой речью, которую держал в его присутствии достойный священнослужитель, которого никакая угроза не могла запугать. Император Александр пригласил к своему столу почтенного директора института для глухонемых, аббата Сикара, которого он раньше наградил орденом Св. Владимира, — орденом, который Наполеон особым приказом воспретил ему носить.

Александр любил отмечать и награждать заслуги во всех классах общества. Он осыпал знаками своего благоволения вдову своего воспитателя Лагарпа и, посетив г-жу Лагарп, он с удовольствием говорил ей о своем чувстве признательности к просвещенным заботам человека, утрата которого еще была ему чувствительна. Гордясь покровительством, которое оказывал им Александр, художники спешили воспроизвести благородные черты этого гения мира; и вскоре появился его бюст с такой надписью: «Александру, императору российскому, помнящие его французы:
Отец вернул народу его права, венцы королям вернул мститель,
Европе он ивернул миро, а храмам – их богов»
(Оригинал на латыне –К-К)

Желая также выказать свое участие находившимся в Париже полякам, Александр предложил княгине Яблоновской дать бал, чтобы всех соединить в его присутствии. На этом собрании, где присутствовали так-же многие литовцы-эмигранты, Александр выказал все свойственные ему привлекательные качества, своим великодушным образом действий он хотел доказать, что девизом его сердца было любить и прощать. «Мое счастье, — говорил этот прекрасный государь, — заключается в счастии человеческого рода».

Уже граф д'Артуа приехал в Париж, где присутствие его произвело сенсацию, когда император Александр пожелал дать Парижу великий пример, воздав благодарность Провидению за его поддержку и милости.

На площади Людовика XV — площади, навсегда памятной в кровавых страницах истории революций, должно было совершиться, по приказанию Александра, торжественное священнослужение. Семь православных пастырей церкви, при соучастии императорской капеллы, отслужили церковную службу с подобающей торжественностью, в богато украшенном алтаре, перед которым продефилировали войска, возвращавшиеся с блестящего смотра. Громадная толпа собралась, чтобы созерцать это зрелище, вызывавшее своей новизной естественное любопытство парижан. Как только государи вступили в алтарь, тотчас звучные голоса запели благодарственный молебен; воздух наполнился благоуханием ладана, и государи так же, как их войска, опустились на коле-на, чтобы получить благословение свыше и склониться перед Тем, Кто дает власть королям.

Когда Людовик XVIII, возвращенный Франции, вступил на престол своих предков, император Александр отправился к нему на встречу в Компьен. Он приехал без свиты, в сопровождении лишь одного своего адъютанта Чернышева. Принц Кондэ встретил его императорское величество на лестнице и провел государя в гостиную, где его ждал французский король. Свидание двух монархов было столь же трогательное, сколько дружеское; беседа их явилась излиянием двух благородных сердец. По просьбе французского короля Александр тотчас даровал свободу ста пятидесяти тысячам французов — находившимся в России военнопленным. «Под какими бы знаменами они ни сражались, — сказал Людовик XVIII, — но они несчастны, и я должен относиться к ним, как к своим детям».

Когда, при вступлении короля в столицу Франции, союзные государи обедали в Тюиллерийском дворце, Людовик XVIII, — вероятно, соблюдая старинный этикет французского двора, — первый прошел в зал королевского банкета. Император Александр, несколько удивленный, сказал, улыбаясь, окружавшим его лицам: «Мы, северные дикари, более вежливы в своей стране»"
(С. Шуазель-Гуфье)


Предыдущие посты из серии можно найти здесь:
Часть 1.Господин Александр. http://catherine-catty.livejournal.com/27364.html
Часть 2.Амур. http://catherine-catty.livejournal.com/30636.html
Часть 3.Братья. http://catherine-catty.livejournal.com/34167.html
Часть 4. Аполлон. http://catherine-catty.livejournal.com/64452.html
Часть 5. Любимая сестра. http://catherine-catty.livejournal.com/108686.html
Часть 6. Всадник. http://catherine-catty.livejournal.com/133748.html
Часть 7. Победитель. http://catherine-catty.livejournal.com/166438.html
Часть 8. Страшнее атомной войны. http://catherine-catty.livejournal.com/177241.html
Часть 9. Супружеская чета. http://catherine-catty.livejournal.com/225727.html
Tags: Александр I: изображения
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 80 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal