Екатерина (catherine_catty) wrote,
Екатерина
catherine_catty

"Он приехал из Франции в ноябре…" или "Меня звали Бородач"

Как обычно, из Франции я приехала с полчемоданом книг, в основном, по истории войны в Алжире. Хотя уже раз 6 клялась, что больше их не покупаю. Вот скажите, что я с ними делать буду, если/когда увлечение закончится? Во время переезда на пароме от Корсики до метрополии, одну прочитала: «Меня звали Булэйя (Бородач)» («On m`appelait Boulhaya») Луи Гиффрэ. Очень интересные записки, кстати. Написаны они юношей, который в 1957 году откликнулся на призыв правительства Франции, обращенный к студентам: во время больших каникул помочь офицерам САС в Алжире. Парижанин Луи поехал в Африку, чтоб самому разобраться в ситуации, поскольку пресса давала уж очень противоречивые сообщения. Провел там лето и… остался еще на год, ибо там действительно была нужна помощь. Жил он в крошечном городке, скорее, даже деревне, Лефаа, близ алжиро-тунисской границы.

Обложка

В принципе, здесь нет особых подвигов, супер-интересных моментов или каких-то выдающихся литературных достоинств. Так, обычная жизнь. Луи занимается выдачей документам окрестным крестьянам, помогает своему шефу, аспиранту Птибуа, раздавать материю (4 метра на нос) и пищу, или военному медику, приезжающему 2 раза в неделю, лечить больных. Участвует в военных операциях, благо он собирался пойти в парашютные войска и уже прошел предварительное обучение рукопашному бою и прыжкам с парашютом (вот везет мне на парашютистов!). Трудностей множество: начиная от мелких (дверей и окон в комнатах, где жил офицер САС с подчиненными не было, их пришлось покупать на собственные средства, иной раз не было и еды, перебивались яйцами, которые приносили благодарные крестьяне) до глобальных проблем (борьба с влиянием ФНО в данном секторе, вооруженные стычки, завоевание доверия населения, которое после каждой резни, устраиваемой ФНО, опасалась проявлять симпатию к французам).

Кое-какие мелочи очень занимательны. К примеру, для меня было неожиданностью, что перебежчика ФНО по его просьбе отправили в… парашютный полк. Оказалось, что Линию Мориса феллахи называли «Сеть, которая убивает». Французы немного мухлевали во время сентябрьского референдума 1958 года, когда принималась конституция 5 Республики. «Да» было написано на белом листке (этот цвет считался у мусульман счастливым), а «нет» - на сиреневом (этот цвет приносил несчастье). Луи, думая о предстоящей опасной ситуации, понимает, что смерти он не боится, но мучений - да. И вспоминает судьбу капитана Муро.

Луи Гиффрэ
Луи

Один момент поразил, но неприятно. К Луи обратился человек за документом. Проверив картотеку, выданную ему 2 бюро, юноша обнаружил, что тип это числится в агентах ФНО. Юноша, который являлся гражданским лицом, допрашивает подозреваемого, при этом дважды ударяет его кулаком. Я, безусловно, знаю, что за полвека многие моральные нормы несколько изменились, в частности, это касается изнасилования. Похоже, с рукоприкладством – та же история. Пару ударов или пощечин в ту пору во время допроса никого не удивляли. Так, мелочи жизни.

Солдаты-могазни поста САС в Лефаа.
солдаты2
Книга вышла в начале 1960-х, поэтому лица тех мусульман, что воевали на стороне Франции закрыты.

5 ноября 1958 Луи простился с товарищами, европейцами и северо-африканцами. Капрал Огба, араб, обратился к Луи: «Булэйя, ты всегда был щедр с нами. Мы хотели бы сделать тебе подарок по случаю отъезда, но ты же знаешь, наши кошельки всегда пусты, мы подумали, что ты хотел бы провести у нашего костра свой последний вечер. Слушай.

Он приехал из Франции в ноябре…
Эйаха. Уахи. Эйаха. Уахи.
Он все бросил, чтоб жить среди нас…
Эйаха. Уахи. Эйаха. Уахи.
У него была белая кожа и не было бороды…
Эйаха. Уахи. Эйаха. Уахи.
Но очень скоро он ее отпустил…
Эйаха. Уахи. Эйаха. Уахи.
А его лицо приобрело тот же цвет, что и наши…
Эйаха. Уахи. Эйаха. Уахи.
Мы прозвали его тогда Бородач…
Эйаха. Уахи. Эйаха. Уахи.
Мы были пастухами или чистильщиками обуви…
Эйаха. Уахи. Эйаха. Уахи.
Но вместе с су-лейтенантом и старшим сержантом…
Эйаха. Уахи. Эйаха. Уахи.
Он дал нам ружье и пули…
Эйаха. Уахи. Эйаха. Уахи.
Он сделал из нас солдат…
Эйаха. Уахи. Эйаха. Уахи.
Он отправлял нас на гаупвахту, когда были проблемы…
Эйаха. Уахи. Эйаха. Уахи.
Он поздравлял нас, когда все было в порядке…
Эйаха. Уахи. Эйаха. Уахи.
Мы любили всех трех командиров…
Эйаха. Уахи. Эйаха. Уахи.
Потому что они ничего не боялись…
Эйаха. Уахи. Эйаха. Уахи.
Мы пошли бы на ними куда угодно…
Эйаха. Уахи. Эйаха. Уахи.
Потому что они сами делали то, что приказывали нам…
Эйаха. Уахи. Эйаха. Уахи.
Члены у них были больше, чем у жеребцов….
Эйаха. Уахи. Эйаха. Уахи.
Потому что они победили бунтовщиков…
Эйаха. Уахи. Эйаха. Уахи.
Бородачу было столько же лет, как и нам…
Эйаха. Уахи. Эйаха. Уахи.
Он стал нашим верным другом….
Эйаха. Уахи. Эйаха. Уахи.
Он должен уехать в свою страну…
Эйаха. Уахи. Эйаха. Уахи.
Но однажды он вернется к нам…
Эйаха. Уахи. Эйаха. Уахи.
И его место всегда будет ждать его…
Эйаха. Уахи. Эйаха. Уахи.»

Заканчивается книга разговором Луи и Мишеля, его парижского друга.
- Луи, что-то в тебе точно изменилось!
- Думаю, да.
- И что ты сейчас буду делать?
- Служить срочную.

Изменилось на самом деле очень много. Парижский мальчишка, которого интересовали только вечеринки и девушки, узнал что такое нищета, опасность, пули, свистящие над головой. Очень хотелось знать, что было с автором потом, я искала информацию, но увы, безуспешно. Знаю только, что Луи еще до военной службы был награжден Крестом воинской доблести за его действия в Алжире. И что позже он написал еще несколько книг.
Tags: Война в Алжире, САС-Sections administratives spécialisée
Subscribe

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments