Екатерина (catherine_catty) wrote,
Екатерина
catherine_catty

Categories:

Вавилон без вавилонской башни или Книга Жана Рюиса -1

Сегодня выкладываю текст из книги Жана Рюиса. Этот человек был типичнейшим представителем черноногих в Оранском регионе, то есть, испанцем по происхождению. Родился он в 1933 году в бедной семье и пишет не о великих людях или грандиозных событиях, но о повседневной жизни в глухой алжирской провинции. Возможно, именно поэтому его книга относится к тем, которые, на мой взгляд, надо переводить от корки до корки. Я выбрала отрывки, посвященные обучению в школе, взаимоотношениям европейского, мусульманского и еврейского сообществ, и тому, как вторая мировая война нашла отражение в жизни черноногих.

Мешериа. Мечеть.
Мешерия мечеть

«В начале сентября настал час моего возвращения в школу. Я занял место рядом с Раймоном Родригисом, сыном соседей и моим дальним родственником. После полудня мы вместе начали прогуливать школу.

Из-за всеобщей мобилизации уехал мой зять Раймон, а сестра Мария с дочерьми переселилась к нам. Когда наши родители уехали в Тазину мы остались на попечении старшей сестры...

Возвращение в школу стало для меня сродни преодолению полосы препятствий, потому что я очень плохо говорил по-французски. Но я тут же успокоился, узнав, что мы попали в класс к нашему прежнему учителю. Большинство учеников были мусульмане, и после уроков мы болтали между собой по-арабски.

В декабря эпидемия холеры произвела опустошение среди населения. Мама должна была срочно вернуться, поскольку Антуан и я заболели и были в очень тяжелом состоянии. Кроме того, в Мешериа не было врача. Каждые две недели капитан медицинской службы Женеро проводил прием больных, который длился 2 дня. Он был легионером из Эн-Сефры.
Часто температура достигала 41 градуса. Единственным средством сбить ее была горячая ванна. Никогда в жизни я не был таким чистым, как в этот месяц.
Эта эпидемия стала причиной многих тысяч смертей. С учебой было практически покончено. Я уехал в Тизину и вернулся в школу только после пасхальных каникул...

Мы были на каникулах у дяди в Сиди-Белль-Аббесе, когда, как удар дубины, на нас обрушилось известие: Франция проиграла войну. Мой отец был поражен этим и мы вернулись в Мешериа.
Мои родители сняли квартиру на другой стороне города, на бульваре Лантар, возле мэрии и вокзала, напротив публичного сада, где господствовал огромный кедр, бывший местной достопримечательностью. Он был посажен в прошлом веке отцом Фуко (знаменитым миссионером - К-К).
В квартире было 3 комнаты и два входа. Один выходил на улицу, второй - во дворик, который делили с нами еще 6 мусульманских семей.
Второй дворик, смежный с нашим, приютил еще 3 семьи, в том числе раввина, месье Мелка.
Это место было для нас мирной гаванью, где царило уважение к другим, а также братство и солидарность. В этих добродетелях не было недостатка ни в хорошие, ни, тем более, в плохие дни...

Мешериа. Вокзал.
Мешерия вокзал

В сентябре 1940 я остался на второй год в том же классе из-за болезни. За учителя у меня теперь был месье Кадер Фируд. Каждое воскресенье он приводил нас в восторг игрой на футбольном поле. В 1942 году, после высадки союзников, он записался армию и никогда больше не вернулся в Мешериа. После войны он обосновался в Ниме и стал профессиональным футболистом. Много раз его выбирали в сборную страны, Он был одной из ключевых фигур нимской команды. Тренер, потом член Оргкомитета, он закончил жизнь в этом городе...

Команда Сент-Этьена. 1945-1946.
Команда Сент Этьена Кадер Фируд вт справа внизу 1945 1946
Кадер Фируд второй справа в первом ряду.

Футбольная команда Нима на кубке Франции в 1957-1958 гг.
Команда Нима1957 1958  Кадер Фируд стоит справа
Кадер Фируд стоит справа.

Мой отец и дядя были срочно препровождены к администратору, месье Лузолю, который объявил им, что иностранцы, в частности испанцы, должны быть интернированы. Таково решение правительства.
- Но - сказал он дяде, - Вследствие того, что ваш брат - бывший участник войны, и что вам 61 год, я оставляю вас под ответственность ваших близких. Советую не покидать Мешериа. Иначе все закончится иначе. И обратился к отцу:
- На вас я возлагаю ответственность за вашего брата.
Мой дядя был испанцем, поскольку, хотя он и родился в Сиди-Белль-Абессе, в 1904 году он выбрал это гражданство, тогда как отец предпочел стать французом. Это стоило ему 3 лет военной службы и 4 года войны.
Дядя оставался в Мешериа до начала декабря 1942. Решение, принятое месье Лузолем сильно отдавало комедией дель арте, но оно было разумным и гуманным. В ту эпоху другие иностранцы были гораздо менее удачливыми, ибо, будучи депортированными в Германию, они никогда не вернулись домой…

В конце лета тридцать гумье (всадников арабской конницы во французской армии -К-К), мусульманские солдаты, под командованием майора Мор-Шевалье, обосновались в Редуте (казарме -К-К). Некоторое время спустя прибыли английские пленные с Ливийского фронта, и их охрана под командованием майора. В ноября прибыли другие заключенные. Речь идет о политических заключенных из метрополии и Алжира, а также об испанских беженцах, присутствие которых было нежелательно в метрополии.
Итальянский майор отвечал за военнопленных, майор Мор-Шевалье - за гражданских заключенных. Мешериа стала Вавилоном без башни...

Мешериа. Улица.
Мешерия улица

Иногда мы проводили воскресенья на стадионе рядом с Редутом. Там обычно устраивали 2 матча: англичане против итальянцев и местные против политических заключенных. Несколько раз команды были смешанные, и нередко можно было увидеть англичан и местных противостоящих политическим в союзе с итальянцами...

- Смотри! Мы получили новости от малышей (Имеются в виду сыновья, ушедшие на войну - К-К)
Мама читала, в то время как отец качал головой. По мере чтения слезы текли у них по щекам. Мы уходили, оставляя их одних, чтоб не мешать их радости. Наконец мать звала нас, и отец рассказывал новости. Когда отец уходил, мама перечитывала письмо.
В 15 часов папа брал стул и садился во дворе. Мама присоединялась к нему, в то время как одна из моих сестер готовила чай. Приходили соседи. Папа по-своему пересказывал им последние новости, потом мама читала письмо, которое папа переводил на арабский. Этот ритуал продолжался до конца войны...

Каждый день заключенные разгружали товарные составы.
Для подростков это было притягательное место. Мы выпрашивали или подбирали разные мелочи и учили итальянский и английский языки. Охрана заключенных на вокзале была чисто символической. Передвижение между складами и Редутом было бесконвойным. Поэтому в сентябре два англичанина сбежали. Поиски, проводимые итальянским майором, результата не дали.
Несколько недель спустя майор Мор-Шевалье получил письмо из Марокко от этих англичан, в котором они благодарили его, а также итальянского майора, за гуманность...

В этот период нередко можно было видеть майора Мор-Шевалье и начальника вокзала месье Севилла, известного коммуниста и ярого почитателя Сталина, сходившихся под вечер на стаканчик анисовки. Несколько раз к ним присоединялся и итальянский майор.
Во время воскресной мессы испанский, итальянский и английский акценты гармонично смешивались и перекрывали собой наш скромный хор, которому аккомпанировала на фисгармонии мадам Бастид.
Часто на площади перед мэрией итальянцы и англичане давали вокальные концерты. Нас очаровывал галльский хор и итальянские теноры. Раз в месяц наше маленькое сообщество танцевало под звуки оркестра...

Мешериа. Привокзальный отель и центральная улица.
Мешерия отель и центр улица

Побег англичан нисколько не изменил течение нашей жизни. Но утром 9 ноября учителя собрали нас во дворе вместо того, чтоб развести по классам. Месье Гокс попросил тишины. Потом торжественно провозгласил, со своим раскатистым «р» уроженца Черной горы (горный массив, расположенный на крайней юго-западной точке Центрального массива во Франции - К-К)

- Дети мои, вчера, на рассвете американские военные силы высадились в городах Алжир и Оран и в Марокко. Они изгонят немцев с этих африканских земель (Вообще, в Алжире немцев не было. Совсем. - К-К), затем освободят Францию и Европу. Очень скоро ваши братья, отцы и все, кто сейчас сражаются, вернутся к своим очагам. Да здравствуют американцы! Да здравствует Франция...

Гумье. Италия, 21 января 1944. Жак Белен.
Гумье. Италия 21 января 1944 Жак Белен

Узнав о высадке союзников, итальянцы сдались своим пленным вместе с оружием и вещами. Эта новость взбудоражила весь город. 200 мужчин из итальянской колонии, стали заключенными.
Самое забавное в этой истории то, что англичане вовсе не желали охранять итальянцев. Единственное, что они хотели, это сражаться. Тогда, к великой радости итальянцев, майор Мор-Шевалье принял на себя командование гарнизоном. На следующей неделе все англичане уехали. Каждый раз во время проводов присутствовали гумье, чтоб отдать им воинские почести и пожелать удачи. Никогда больше я не слышал «Боже, храни короля», исполняемый с таким усердием. Судьба политических заключенных решилась через месяц. Они были освобождены в конце года...

Высадка союзников была отпразднована так, как если бы дело происходило по соседству. Самым большим энтузиастом был наш раввин, месье Мелка, который не упустил случай в связи с этой оказией, упомянуть своих предков, а также Авраама, Моисея, Иисуса и Магомеда, не забывая при этом и Элоима.

Очень быстро жизнь вернулась в свое обычное русло. В последнюю неделю ноября, в то время как мы играли на площади перед мэрией, десяток джипов с несколькими солдатами въехали в город с разных его концов. Остановившись перед кафе месье Госсана и Рамонио, солдат с мегафоном в руке сказал нам по-французски и арабски, что они пришли как друзья, чтоб нас освободить, с согласия французского правительства в городе Алжир. Машина сделала круг по городу, при этом речь несколько раз повторили. Это были наши друзья американцы.

Месье Дюмон, явно предупрежденный об их прибытии, подготовил почетный караул, который занял место перед входом в мэрию. Администратор в парадной форме вышел к американцам, в то время как караул встал по стойке смирно. Звездный флаг развевался рядом с французским знаменем…

Мешериа. Мэрия.
Мешерия мэрия

Явление каида (арабского вождя - К-К) Барка на белом коне невозможно было не заметить. Одетый в красный бурнус, символ власти, на котором блестели многочисленные ордена и медали, он пересек площадь, остановившись перед почетным караулом и передал повод своей лошади кому-то из гражданских лиц. Он вошел в здание, где находились представители власти. Полчаса спустя они вышли. Администратор, американские офицеры и каид Барка заняли места в джипах и сделали круг по городу.
Когда колонна добралась до Редута, чтоб остановится там на ночь, у всех нас карманы были полны сигаретами, конфетами, шоколадом и консервами. Их отдали нам наши друзья-мусульмане, опасаясь, что там может быть свинина.

Мой брат Ману, которому тогда было 14 лет, пригласил к нам американского солдата, который говорил по-испански. Для наших соседей это стало сенсацией. Он имел право на теплый прием со множеством стаканами чая, сопровождаемый йу-йу (крики, которыми арабы выражали различные чувства К-К)
После многочисленных изъявлений благодарности за этот столь чтимый визит, раввин поцеловал ему руки и омыл их своими слезами. Прощание было снова ознаменовано ритуальным йу-йу. Этот вечер был незабываемым...

Мешериа.
Мешериа

В то время как в Тунисе союзники продвигались все дальше, в нашей семье беспокоились все больше. Два моих брата, как и многие другие, были на фронте и новости от них приходили редко.
С установлением в городе Алжир нового правительства политические заключенные были освобождены. Большинство испанских беженцев отправилось в Сиди-Белль-Аббес, где многие вступили в Легион. Место освобожденных политических узников заняли другие, подозреваемые в коллаборационизме. Каждый месяц прибывали все новые и новые итальянские пленные. К окончанию боев в Тунисе их было уже 8 000. Они уехали из Мешериа только после 8 мая 1945. Впрочем, часть из них попросила разрешения записаться в Иностранный Легион.

С точки зрения учебы этот годы был очень труден для меня, поскольку я приложил много усилий, чтоб выучить наконец французский. На уроках нам было запрещено разговаривать по-арабски и по-испански. Того, кто нарушал это правило, ждало наказание: написать 100 строчек...

Наступление следующего, 1943-1944-го учебного года испугало меня, потому что я перешел в среднюю школу. Первыми учениками в классе вот уже 3 года были Мишель Гокс, Мохаммед Мебкхут, Жозеф Ансельм и я сам. В 1960-е годы Мишель станет преподавателем, Мохаммед - хирургом, я - тем кто я есть, а Жозеф, после работы у Диора, уедет в Израиль...

8 мая 1945 по окончанию урока наши учителя по инициативе месье Гокса собрали нас во дворе. Наш директор улыбался, с радостью объявил нам, что война закончилась. Немцы капитулировали. Он так сильно волновался, что не мог продолжать...

Мешериа.
Мешериа 2

Этот месяц, май, стал глашатым добрых вестей. Мало помалу те, кто так долго надеялся, получили наконец долгожданные письма. Конечно, много семей постигло несчастье и горе их было безгранично. Для многих война закончилась, когда погиб близкий человек и никакие слова не могли их приободрить.
Двоюродная сестра моего отца, которой соседка с радостью сказала: «Война окончена. Теперь они вернутся!», грустно ответила: «Для меня она закончилась в день высадки, 6 августа».
И правда, она знала только горе и траур. Ее муж погиб в 1917, оставив ей 3 детей. Два сына были убиты в Италии, третий - во время высадки в Провансе».
(J. Ruiz «Sept ans de guerre en Algérie»)

P.S. В тексте много повторений, но таков авторский стиль, я не стала его исправлять.
P.S.S. открытки и фотографии честно свистнуты отсюда:
http://mecheria.centerblog.net/
http://cabfamily.free.fr/sahara1923/mecheria.htm
http://www.profburp.com
http://mecheria.xooit.com/t28-Souvenir-de-Mecheria-2.htm
http://footretro.blogspot.ru/2010/10/as-saint-etienne-1945-1946.html
http://retrofoot.blogspot.ru/2010/11/nimes-olympique-1957-1958.html
http://www.ecpad.fr

Продолжение см: http://catherine-catty.livejournal.com/372110.html
Окончание см: http://catherine-catty.livejournal.com/374750.html
Tags: Алжир, Вторая мировая война, Старые журналы и открытки
Subscribe

  • Эвакуация жителей Тьонвиля, 1940

    Тьонвиль - это городок в Лотарингии. После франко-прусской войны он оказался в составе Германии. В 1918 снова стал французским. В июне 1940 попал в…

  • Госпиталь в Монтоливе в июле 1941

    Монтоливе - это 12-й округ Марселя. И, если вам показалось, что его название звучит как-то знакомо, то вам не показалось. Раньше тут были оливковые…

  • Парад в Монпелье в августе 1944 года

    Первое, за что зацепилась я взглядом, увидев эту подборку, это медсестра. Потому что ну, танки и танки, мы их видели десятки раз во всех ракурсах. А…

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments

  • Эвакуация жителей Тьонвиля, 1940

    Тьонвиль - это городок в Лотарингии. После франко-прусской войны он оказался в составе Германии. В 1918 снова стал французским. В июне 1940 попал в…

  • Госпиталь в Монтоливе в июле 1941

    Монтоливе - это 12-й округ Марселя. И, если вам показалось, что его название звучит как-то знакомо, то вам не показалось. Раньше тут были оливковые…

  • Парад в Монпелье в августе 1944 года

    Первое, за что зацепилась я взглядом, увидев эту подборку, это медсестра. Потому что ну, танки и танки, мы их видели десятки раз во всех ракурсах. А…