Екатерина (catherine_catty) wrote,
Екатерина
catherine_catty

Category:

Узник Вьетминя

В 50-е-60-е годы достаточно было человеку сказать «Я был в Дьенбьенфу», как собеседники понимали, что он пережил. Это название стало почти синонимом слова «ад». 2 месяца сражений в немыслимых условиях, 700-километровый переход по джунглям, 4 месяца плена. В мае 1954 около тысячи тяжелораненых французских солдат вьетнамцы передали Обществу Красного Креста. Остальным, пришлось пройти всю голгофу до конца. Из 10 863 человек из плена вернулось 3290, меньше трети.

Заключенные не могли вести съемки, у армейских операторов отобрали аппаратуру. У пленных не было не только фотоаппаратов, даже делать записи в дневнике было невозможно: не на чем. Тем не менее свидетельства остались. Рисунки были сделаны уже после плена. Сегодня хочу показать часть серии рисунков, сделанных сержантом-европейцем 5 вьетнамского парашютного батальона. Не менее интересны подписи.

1. ПЛЕННЫЙ.
1-01
7 мая 1954 бо-дои (солдаты (вьет.)-К-К) направили нас в свой тыл. Перед нами возвышались горы, поросшие лесом. Позади – Элианы (названия укреплений: Элиан-1, Элиан-2 и пр. - К-К), лунный пейзаж. Дьенбьенфу, с этим покончено. "Что же ждет нас?".
- Маолен (быстрей (вьет.)- говорит охранник -К-К)
Смертельно уставшие, опустошенные, мы еще не совсем четко понимали, что происходит. От нас несло мертвечиной, кровью, порохом и потом. Этот запах надолго въелся в нашу кожу. Позади - 57 дней ада, но худшее ждало нас впереди. Плен. Думаю, ни у кого этого и в мыслях не было.

РАЗДЕЛЕНИЕ.

1-02

Позади горы Фиктиф (да, это название, а не прилагательное -К-К) был лесок. Пели птицы. Какой контраст с голыми утесами и грязью траншей. Нас присоединили к группе пленных парашютистов (в камуфляже). Вьетнамские пара с одной стороны, европейцы – с другой. (Многие были ранены). Мои вьетнамские товарищи были еще больше встревожены, чем мы. И не зря: они имели право на «специальный режим». (Никто из них не был освобожден.)

3. СЕКРЕТ.
1-03
Гнев, ненависть, жестокость, репрессии вьетнамцев по отношению к своих соотечественникам.
Когда я проходил мимо группы вьетнамских пара, один из них, которого я знал, прошептал мне: «Сержант, я не старший капрал, я рядовой». Взглядом и легким движением головы, я показал, что понял его и что я его не выдам. Это был бывший кабо-шеф (старший капрал – К-К) 3 батальона колониальных парашютистов.

4. ОБЫСК.
1-04
Под покровом леса, в хижине, покрытой листьями, стол, скамья из бамбука, на столе – тетради для записей.
4 или 5 вьетов (после тщательного обыска) с агрессивным видом «регистрируют» найденные предметы. Они будут возвращены после освобождения (так уверяют) тем, кого «милосердие президента Хо Ши Мина пощадит». (только 3 из 10) и после 4 месяцев плена.

5. ДОПРОС.
1-05
Разъяренный вьетнамец спрашивал меня о капитане Фу, командире 3 роты 5 Бавуана (прозвище 5 вьетнамского парашютного батальона –К-К).
- Ваше имя, звание, воинская часть?
- С. (или К - К-К) О. , сержант, 5 Бавуан.
- Знаете ли вы капитана Фу?
- Нет.
- Не лгите, вы его знаете!
- Нет, не знаю.
- Он есть среди пленных?
- Я уже сказал, что не знаю его.

Да, я знал «Фу». Он был лейтенантом, звание капитана было присвоено ему на поле боя в Дьенбьенфу.

6. ПОСЛЕДНЯЯ ДАНЬ УВАЖЕНИЯ, МОЙ КАПИТАН.
1-06
Я отдаю дань уважения этому вьетнамскому офицеру, антикоммунисту, капитану Нгуен Ван Фу из 5 вьетнамского парашютного батальона.
Вьетнамцы приговорили вас к смерти за то, что вы сражались за свободу своей страны, Вьетнама, от коммунистической диктатуры. Вам удастся бежать. В 1975 году будучи генералом парашютистов в южно-вьетнамской армии (сражалась на стороне американцев), вы покончите с собой в Сайгоне, когда в город войдут войска коммунистов.

7. КАТАСТРОФА.
1-07
Прощайте, мои штиблеты!
Мы прошли по ближайшим склонам гор, поросших лесом, и подметки моих рейнжеров (из каучука), почти совсем оторвались. Нужно было идти дальше. Минута раздумий. Я стащил свои ботинки, почти бесполезные ныне. Днем – нет проблем. Но долгие марши проходили в основном по ночам. И это была настоящая голгофа.

8. МЫ ПРИНОРАВЛИВАЕМСЯ К ПЛЕНУ.
1-08
Наши конвоиры были очень молодыми и, несмотря на свое оружие, очень боязливыми. Нас считали, пересчитывали, снова считали, пересчитывали и т.д.
Только полит-комиссары не скрывали ненависти и презрения.
В первый день положение «сидя», очень частое, еще не было привычным, но вскоре стало.

Продолжение:
http://catherine-catty.livejournal.com/339420.html

Картинки отсюда: http://www.dienbienphu.org/.
Tags: Война в Индокитае, Дьенбьенфу, Парашютисты
Subscribe

  • Почти комикс или Заговор Кадудаля в картинках

    Я как-то уже выкладывала рисунки Армана де Полиньяка. Но тогда я не знала, что они составляют цикл, повествующий о крахе заговора Кадудаля. Давайте…

  • Шевалье де Сен-Жорж, или История о Черном Моцарте

    Если глядя на этот эстамп вы решили, что художник что-то напутал с цветом, то... вы ошиблись. У этого французского дворянина, жившего в XVIII веке и…

  • В Сен-Лазаре

    Как вы думаете, что происходит на этой картине? Молочницы раздают свой товар узникам Сен-Лазара. Есть, кстати, еще один вариант, вот такой. Он…

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 125 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Почти комикс или Заговор Кадудаля в картинках

    Я как-то уже выкладывала рисунки Армана де Полиньяка. Но тогда я не знала, что они составляют цикл, повествующий о крахе заговора Кадудаля. Давайте…

  • Шевалье де Сен-Жорж, или История о Черном Моцарте

    Если глядя на этот эстамп вы решили, что художник что-то напутал с цветом, то... вы ошиблись. У этого французского дворянина, жившего в XVIII веке и…

  • В Сен-Лазаре

    Как вы думаете, что происходит на этой картине? Молочницы раздают свой товар узникам Сен-Лазара. Есть, кстати, еще один вариант, вот такой. Он…