Екатерина (catherine_catty) wrote,
Екатерина
catherine_catty

Category:

О крепостном праве и личной ответственности человека за свои поступки

Прочитала я тут об одном случае у Герцена и стало мне интересно…

«Рядом с ним не могу не вспомнить другой жертвы крепостного состояния. У Сенатора был, вроде письмоводителя, дворовый человек лет тридцати пяти. Старший брат моего отца, умерший в 1813 году, имея в виду устроить деревенскую больницу, отдал его мальчиком какому-то знакомому врачу для обучения фельдшерскому искусству. Доктор выпросил ему позволение ходить на лекции медико-хирургической академии; молодой человек был с способностями, выучился по-латыни, по-немецки и лечил кой-как. Лет двадцати пяти он влюбился в дочь какого-то офицера, скрыл от нее свое состояние и женился на ней. Долго обман не мог продолжаться, жена с ужасом узнала после смерти барина, что они крепостные. Сенатор, новый владелец его, нисколько их не теснил, он даже любил молодого Толочанова, но ссора его с женой продолжалась; она не могла ему простить обмана и бежала от него с другим. Толочанов, должно быть, очень любил ее; он с этого времени впал в задумчивость, близкую к помешательству, прогуливал ночи и, не имея своих средств, тратил господские деньги; когда он увидел, что нельзя свести концов, он 31 декабря 1821 года отравился.

Главный штаб-лекарь в 1812-1825 нн. 1868. Висковатов.
Главный штаб-лекарь 1812-1825 Висковатов 1868 2
Извините, просто штаб-лекаря не нашла.

Сенатора не было дома; Толочанов взошел при мне к моему отцу и сказал ему, что он пришел с ним проститься и просит его сказать Сенатору, что деньги, которых недостает, истратил он.
- Ты пьян, - сказал ему мой отец, - поди и выспись.
- Я скоро пойду спать надолго, - сказал лекарь, - и прошу только не
поминать меня злом.
Спокойный вид Толочанова испугал моего отца, и он, пристальнее
посмотрев на него, спросил:
- Что с тобою, ты бредишь?
- Ничего-с, я только принял рюмку мышьяку.
Послали за доктором, за полицией, дали ему рвотное, дали молоко... когда его начало тошнить, он удерживался и говорил:
- Сиди, сиди там, я не с тем тебя проглотил. Я слышал потом, когда яд стал сильнее действовать, его стон и страдальческий голос, повторявший:
- Жжет, жжет! огонь!
Кто-то посоветовал ему послать за священником, он не хотел и говорил Кало, что жизни за гробом быть не может, что он настолько знает анатомию.
Часу в двенадцатом вечера он спросил штаб-лекаря по-немецки, который час, потом, сказавши: "Вот и Новый год, поздравляю вас", - умер.

Утром я бросился в небольшой флигель, служивший баней, туда снесли Толочанова; тело лежало на столе в том виде, как он умер: во фраке, без галстука, с раскрытой грудью; черты его были страшно искажены и уже почернели. Это было первое мертвое тело, которое я видел; близкий к обмороку, я вышел вон. И игрушки, и картинки, подаренные мне на Новый год, не тешили меня; почернелый Толочанов носился перед глазами, и я слышал его
"жжет - огонь!»

А интересно мне вот что. Ну, понятно, крепостное право – не сахар. Но Герцен, обличая его, кажется, вовсе не склонен говорить о том, что на каждом человеке лежит определенная ответственность за свои поступки. Это крепостники виноваты в том, что Толочанов не сказал любимой девушке о своем положении и тем самым загнал ее в крепь? Дворянку, кстати, сказать. Это как, интересно? Вот, к примеру, я люблю человека, желаю ему только хорошего и своими, можно сказать руками, отбираю у него свободу. В применении к сегодняшнему дню, например, можно представить такую картину: муж только после свадьбы и пары лет совместной жизни сообщает, что у него сифилис. Хотя сейчас сифилис лечится довольно успешно, насколько я знаю, а выкупиться из неволи 200 лет назад довольно проблематично.


Что-то мне в связи с этим случаем Шварц вспоминается.

«Король. И самое обидное, что не я в этом виноват...
Хозяин. А кто же?
Король. Предки. Прадеды, прабабки, внучатные дяди, тети разные, праотцы и
праматери. Они вели себя при жизни как свиньи, а мне приходится отвечать.
Паразиты они, вот что я вам скажу, простите невольную резкость выражения. Я
по натуре добряк, умница, люблю музыку, рыбную ловлю, кошек. И вдруг такого
натворю, что хоть плачь.»
Tags: О временах и нравах
Subscribe

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 62 comments