Екатерина (catherine_catty) wrote,
Екатерина
catherine_catty

Category:

Шутка Екатерины Великой или История о С.А.Тучкове, А.Н.Радищеве, Е.В.Рубановской и кровосмешении.

Сергей Алексеевич Тучков в конце 1780-х годов был артиллерийским офицером и служил на галерном флоте. Во время русско-шведской войны он вел себя самым геройским образом, был контужен и в декабре 1789 года вернулся в Санкт-Петербург. А теперь дадим слово ему самому.

«После столь труднаго похода, прибыль я в дом отца моего и, отдохнув несколько дней в моеим семействе, вздумал посетить собрание наше любителей словесности. Но приехав в дом, где собирались мои сочлены, нашел оный пусть, и дворник объявить мне, что он не знает почему, однако давно уже, как запрещено от полиции этим господам собираться.

Во Франции началась уже тогда революция, и дух вольности начал проникать в Россию, а потому не только все иллюминатския, мартинистския и масонския собрания, но даже и собрание любителей словесности были строго запрещены, потому что некоторые члены первых находились членами и в последних, чего никак не можно было избежать.

Некто г. Радищев, член общества нашего, написал одно небольшое сочинение под названием: „Беседа о том, что есть сын отечества, или истинный патриот", и хотел поместить в нашем журнале. Члены хотя одобрили оное, но не надеялись, чтоб цензура пропустила сочинение, писанное с такою вольностью духа. Г. Радищев взял на себя отвезти все издание того месяца к цензору и успел в том, что сочинение его вместе с другими было позволено для напечатания. В то же время издал он и напечатал без цензуры в собственной типографии небольшую книгу его сочинения под названием: „Езда из Петербурга в Москву", в которой с великою вольностью, в сильных выражениях писал он противу деспотизма. Книга сия написана была прозою, но заключала в себе оду на вольность, сочиненную им стихами. Оная начиналась сими словами:

О вольность! Вольность дар безценный!
Позволь, чтоб раб тебя воспел...
и далее:

Да Брут и Телль еще проснутся,
Сидя во славе, да смутятся
От гласа твоего цари.

Полиция скоро открыла сочинителя оной. Он был взять и отвезен в тайную канцелярию, которая в царствование Екатерины II самыми жестокими пытками действовала во всей силе. Никто Шешковский, человек облеченный в генеральское достоинство, самый хладнокровный мучитель, был начальником оной. Радищев, выдержав там многие пристрастные допросы, сослан был, наконец, в Сибирь.
Императрица велела подать себе все списки членов, как тайных, так и вольных ученых собраний, в том числе представлен был список и нашего собрания. По разным видам и обстоятельствам, большая часть членов лишены были своих должностей, и велено было выехать им из Петербурга. Я не могу умолчать о том, что она, читая список собрания нашего и найдя в нем мое имя, сказала: „на что трогать этого молодого человека, он и так уже на галерах".

Вот так шутила императрица.

Кстати, никто не заметил нестыковок? Вот наглядный пример того, что к таким источникам, как мемуары и записки надо относиться с определенной осторожностью. Известно, что Тучков прибыл в Петербург в конце 1789 года, а Радищева «повязали» 30 июня 1790. Но, по словам автора записок, между первым и вторым событием прошло всего лишь несколько дней. Кроме того, указ о запрещении тайных обществ вышел и вовсе в 1782 году. Неправильно написано название книги. Все-таки не "Езда", а "Путешествие". Неверна цитата. На самом деле стихи звучат так:
Да Брут и Телль еще проснутся,
Седяй во власти да смятутся {*}
От гласа твоего цари.

Седяй во власти... - пусть будут охвачены смятением сидящие на троне. Радищев писал очень архаичным языком.

P.S. как честный человек… Наверное, это будет моей постоянной присказкой. Ну, не могу я не привести источник целиком, даже, если я не согласна с тем, что пишет автор. Но свои комментарии дать могу. Насчет пыток. Известно, что Екатерина II такой практики не одобряла. Официально при ней допрос с пристрастием запрещен не был (Это сделал только ее внук, Александр I), но случался редко. Начальник тайной экспедиции, Степан Иванович Шешковский, прекрасно умел убеждать и без применения силы.
В письме от 15 марта 1774 года Екатерина писала: «При распросах какая нужда сечь? Двенадцать лет Тайная экспедиция под моими глазами ни одного человека при допросах не секла ничем, а всякое дело начисто разобрано было и всегда более выходило, нежели мы желали знать».

Понятно, что царица могла и слукавить, но в отношении Радищева точно известно, что ни кнут, ни плеть, ни какой-то другой инструмент палача его не коснулись. Его своячница, смолянка Елизавета Васильевна Рубановская, подкупила Шешковского, поэтому никаких «жестоких» пыток не было и в помине, хотя, ясное дело, автору «Путешествия из Петербурга в Москву» в крепости пришлось несладко. Надо сказать, что дама эта была отважной. Собрав все драгоценности, имеющиеся в доме, она переправилась через бушующую Неву на лодке. «Звезду пленительного счастья» видели? Так вот, картина была очень похожая, разве что в нашем случае льдин не было, ибо дело происходило летом.
Мало кто знает о продолжении этой истории. Елизавета Васильевна, влюбленная в Радищева…Кстати, я ее понимаю. Он был весьма хорош собой, хоть и не молод уже.

Портрет кисти неизвестного художника. Единственное прижизненное изображение Радищева.


Так вот, Рубановская вместе с младшими детьми свояка отправилась вслед за ним в Сибирь. Начальник (вспомним, что кроме всего прочего Радищев был управляющим Петербургской таможни.) и покровитель сочинителя, А.Р.Воронцов, помог ссыльному деньгами и вещами. К тому же, он отправил письма властям населенных пунктов, лежащих на пути в Илимск. И.А. Пиль, иркутский генерал-губернатор, встретил ссыльного как дорогого гостя и какое-то время привечал его, пока не был полностью готов дом в Илимске. Так что если кто думает, что наш герой шел по этапу пешком и в кандалах, тот глубоко ошибается. (Ну ладно, какое-то время кандалы все-таки присутствовали. Но лишь до Новгорода. Там его догнал курьер с приказом императрицы снять оковы.) В общем, не имей сто рублей, а имей одного друга, но влиятельного.

В Илимске Александр Николаевич и Елизавета Васильевна стали открыто жить как муж и жена, у них родились дети. До сих пор неясно, был ли официально заключен этот брак, противоречащий всем канонам православия. Возможно, какой-нибудь поп и обвенчал их, польстившись на мзду или не будучи в курсе событий. Из Сибири Рубановская не вернулась, она умерла в Тобольске. Радищев же с детьми перебрался в Европейскую часть России при императоре Павле. Если теперь вы думаете, что после этого все стало замечательно, то, опять же, ошибаетесь. Александру Николаевичу было разрешено жить исключительно в селе Немцове Калужской губернии, да и то под надзором полиции. При этом ему не были возвращены ни чины, ни дворянство (!!!). Для людей XXI века принадлежность ко 2 сословию ничего не значит. Но в 18 столетии все было иначе. Недворянин не мог владеть ни землей, ни крестьянами. Собственно, Радищева оставили без средств к существованию. Ему пришлось вводить во владение имением своих старших детей. То есть, Павел, конечно, показал, что всегда будет делать обратное тому, что вершила его мать, но, тем не менее, отнюдь не был ни либеральным, ни справедливым, ни прощающим правителем. Только Александр I восстановил Радищева во всех правах и, кстати, дал возможность младшим детям носить фамилию отца. С этим в то время тоже были проблемы. И большие.

Отец Радищева, узнав о вопиющем нарушении общежитейских и православных норм, не пустил на порог ни сына, ни внуков. Павел Александрович Радищев, сын писателя, вспоминает: «Он (Александр Николаевич) привез к [матери] своих детей от Елизаветы Васильевны. Она приняла их очень благосклонно. Но не так рассудил Николай Афонасьевич. „Или ты татарин?", – вскричал он, когда возвратившийся из ссылки сын объявил ему о трех новых детях, привезенных из Сибири. – „Или ты татарин, что женился на свояченице?.. Женись ты там на крестьянской девке, я бы ее принял как дочь". Все семейство, кроме Феклы Степановны [матери], пристало к мнению старика. Впоследствии, узнав, что по смерти его сына император Александр Павлович велел поместить двух малолетних дочерей его [А. Н. Радищева] в Смольный монастырь, а шестилетнего сына во 2-й Кадетский корпус, с фамилиею Радищевых, – этот несговорчивый дед хотел ехать в Петербург, просить государя снять с них эту фамилию, и с трудом дети могли удержать его уверением, что поездка его будет напрасна». Это хорошо еще, что в то время император у нас бы либеральный и с пониманием относился к проблемам подданных. А то ходить бы младшим Радищевым с горьким прозвищем «выблядки».

Надо сказать, что в 18-19 веке кровное родство не было пустым словом. Члены императорских фамилий женились на двоюродных и совершали прочие безумства в этом роде (что, к слову, породу отнюдь не улучшало), простым же смертным сей путь был заказан. Подобные браки (равно как и союзы между дядей и племянницей, 2 сестрами и 2 братьями и пр. считались кровосмешением). Брак Григории Орлова и Екатерины Зиновьевой (они были двоюродными) едва не был расторгнут Синодом. Только после вмешательства Екатерины II их оставили в покое. Но не всем так повезло. Фаворитов у императрицы было не слишком много. Как же выкручивались в таких случаях простые смертные? Находились те, кто пренебрегал и христианскими законами, и мнением окружающих.

Ф.Ф.Вигель пишет: «По соседству с удалившейся от света Улыбышевой жили в чудесном согласии два брата Хрущовы, из которых у каждого было по тысяче душ крестьян. Старший, Петр Петрович, был красив и виден собою; другой же, Александр Петрович, хотя и гораздо моложе его, наружностью похвастать не мог. Старший чрезвычайно понравился еще нестарой матери, меньшего полюбила семнадцатилетняя дочь. Как быть в этом случае? В столь близком родстве два брака могли быть дозволены только всемогущему Наполеону среди не совсем еще христианской Франции. Обязанностями религии Улыбышева пожертвовала обязанностям матери: дозволила дочери своей вступить в законный брак с меньшим Хрущевым; а сама всю жизнь осталась в незаконной связи с старшим.»

Ну, или вот Янькова вспоминает: «У князя Юрия Владимировича был старший брат, который женился на графине Бутурлиной, а несколько времени спустя на другой, младшей ее сестре женился сам Юрий Владимирович: первый брак считался законным, а второй не признавали, хотели развести. Но молодые не согласились и остались жить вместе.»

Вероятно, в то время требовалась определенная смелость, чтобы вот таким образом защищать свои чувства.

P.P.S. А вообще-то я собиралась лишь выложить отрывок из записок Тучкова…

P.P.P.S. В тексте, касающемся Рубановской, использованы: «Беседы о русской культуре» Ю.М.Лотмана, «Как любопытный скиф» О.Чайковской, «Путешествие из Петербурга в Сибирь. Е.Р. Дашкова и А.Н. Радищев» О. Елисеевой, комментарии Д.С.Бабкина к 3 тому «ПСС» Радищева. Не в смысле, что я у них куски передирала, а смысле уточнения источников, дат и событий.
Tags: Деды и прадеды, Екатерина II, О временах и нравах
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Россия во Франции

    Я зарегистрирована на форуме французских парашютистов. Приходит мне неделю назад сообщение о новых записях. Открываю.... Из 4 записей 2 имеют…

  • Резервисты в Тлемсене -4. Патрулирование

    Продолжаем смотреть на резервистов в Тлемсене в 1956 году. На этот раз фотографии посвящены работе на местности. Итак, оружие почистили, и - в…

  • "Хиросима, любовь моя", или Что есть война?

    Фильм Алена Рене (кстати, это его первый полнометражный фильм) "Хиросима, любовь моя" вышел в 1959 году, когда память о войне была еще очень свежа.…

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments

Recent Posts from This Journal

  • Россия во Франции

    Я зарегистрирована на форуме французских парашютистов. Приходит мне неделю назад сообщение о новых записях. Открываю.... Из 4 записей 2 имеют…

  • Резервисты в Тлемсене -4. Патрулирование

    Продолжаем смотреть на резервистов в Тлемсене в 1956 году. На этот раз фотографии посвящены работе на местности. Итак, оружие почистили, и - в…

  • "Хиросима, любовь моя", или Что есть война?

    Фильм Алена Рене (кстати, это его первый полнометражный фильм) "Хиросима, любовь моя" вышел в 1959 году, когда память о войне была еще очень свежа.…