Екатерина (catherine_catty) wrote,
Екатерина
catherine_catty

Categories:

Абделькадер Рахмани или "Туземец" во французской армии.

«Правда – как море. Только раз вместе с волной она оказывается на берегу. Как жаль, что нужно столько кораблекрушений, чтоб наконец ее достичь». Это слова Абделькадера Рахмани, еще одного человека, с которым я хотела бы вас познакомить. Сразу скажу: очень своеобразная личность. Но интересная. И, на всякий случай подчеркиваю: это человек, у которого с 1948 по 1966 год французского гражданства НЕ БЫЛО. Это к вопросу что мог и что не мог в ту пору «туземец».

А. Рахмани в 1944 году.


Абделькадер Рахмани (Abdelkader Rahmani) родился в 1923 году в Кабилии, его отец был преподавателем французского и доктором филологических наук. В юности Абделькадер был членом вишистских молодежных организаций Compagnons de France и les Chantiers de Jeunesse de l’Algérie française. Во время войны записался в армию. В ту пору «туземцы» могли служить только в пехоте или кавалерии, причем уточняю: «кавалерии на лошадях» (чтобы не путать эти войска с теми кавалеристами, что разъезжали на танках), и не могли командовать европейцами. Но время было тяжелое и Рахмани назначают инструктором в училище в Шершеле. Все шло хорошо до поры, до времени, пока однажды генерал, инспектирующий училище, не поинтересовался у бравого инструктора как того зовут. Когда инспектор узнал, что европейцев обучает «туземец», состоялся грандиозный скандал.

Рахмани переводят от греха подальше в училище для представителей коренных народов, а затем назначают командиром взвода исполнения наказания. По его словам, 22 марта 1944 именно он командовал во время расстрела Пьера Пюшё, министра в правительстве Петена. Впрочем, тот оказался храбрым человеком: пожал руки солдатам, отказался от повязки на глаза и сам приказал своим палачам открыть огонь. Последними его словами были «Да здравствует Франция».

П. Пюшё на суде. 1944.


Рахмани перебирается в Европу и снова его назначают исполнителем, теперь уже в Нюренберге и Раштадте. «Я давно заметил, что расстрельные команды составлялись исключительно из солдат северо-африканского происхождения».

Наступает 1946 год. Война закончена. Арабы и кабилы демобилизуются из армии. Но Абделькадер хочет быть офицером и поступает в Училище для коренных народов Алжира и Туниса (l’école d’élèves-officiers indigènes algériens et tunisiens), выпускавшем офицеров пехоты и кавалерии. Оно было создано в 1942 году правительством Виши и учились там, как пишет Рахмани, «сыновья великих шатров», то есть, дети башага и каидов. Молодой кабил заканчивает училище в 1948. Но для того, чтобы получить звание «северо-африканского су-лейтенанта» ему приходится отказаться от французского гражданства, полученного совсем недавно.

К счастью, после войны порядки постепенно начинают меняться. В том же году впервые 4 курсанта-алжирца поступают в кавалерийское и танковое училище в Сомюре. И среди них – Рахмани. «Мы были так горды, что нас приняли в это училище. Мы думали, что мы на пороге новой столь желанной эпохи, эры франко-алжирского сотрудничества». Реальность оказалась вовсе не столь радужной. На курсантов из «туземцев» смотрели как на дикарей и преподаватели, и сокурсники. «Нас никто никогда не приглашал, мы проводили каникулы одни, в пустынном училище. Это не помешало нашим товарищам из Сен-Сира (Сомюр являлся Практической школой, где проходили специализацию курсанты уже закончившее военное училище, в том числе и Сен-Сир. -К-К) , получившим назначение в Северную Африку, просить у нас адрес наших родственников и друзей в надежде на приглашение на diffa (торжественный прием –К-К).» 3 статья закона от 20 сентября 1947 года гласила: «Когда француз мусульманского происхождения переезжает во Францию (в метрополию), он на него возлагаются все права французского гражданина, равно как и все его обязанности». Но законы законами, а человеческий фактор еще никто не отменял.

А. Рахмани


Абделькадер получает назначение в полк, но где это видано: офицер-танкист из «туземцев»? Дальше опять можно процитировать поговорку: «Не было бы счастья, да несчастье помогло.» Идет война в Индокитае, срочно нужны лейтенанты и капитаны, так что Рахмани назначают командиром танкового взвода. Он женится на француженке. Уезжает добровольцем сражаться в Корею. 5 ран, несколько упоминаний в приказах (французские, американские, корейские, ООн-овские). В 1956 году Рахмани становится кавалером ордена Почетного Легиона.

В январе 1957 году 52 офицера-алжирца (и в том числе Рахмани) пишут письмо президенту Рене Коти, призывая закончить братоубийственную войну и предлагают свои услуги для ведения переговоров с главарями повстанцев, среди которых было много бывших военных. И сообщают, что, если бои не прекратятся, они отказываются дальше служить в армии. Как видно, это был не тот случай, когда можно было ставить ультиматумы, потому что без суда и следствия Абделькадер тут же оказывается в крепости, из которой выйдет через 4 месяца. Его назначают инструктором парашютистов. «Я учил людей, который вскоре будут убивать моих братьев по крови и разорять мою провинцию». В сентябре 1957 года офицеры пишут новое письмо президенту республики, сообщая о своей отставке: «Поскольку наш демарш в январе 1957 не получил никакого продолжения, никакой ответ не был дан на вопрос, о том, как решить проблему, мы считаем это достаточным для того, чтобы просить сегодня нашего увольнения из французской армии». И снова упрямый кабил попадает в крепость, теперь уже на полтора года.



Карьера сломана, с армией покончено, работы нет. Абделькадер еще в крепости начал писать книгу «Дело офицеров-алжирцев», которая, будучи издана, производит эффект разорвавшейся бомбы. (Для особо заинтересовавшихся: прочитать ее можно здесь: http://www.miages-djebels.org/spip.php?article219 Нажимаете на картинку с обложкой книги и она открывается в PDF). Рахмани решает заняться книготорговлей (вот где пригодилось прекрасное знание французского!) и вскоре становится генеральным директором издательства Hachette в Алжире.

1962 год, Алжир получает независимость. Казалось, вот, наконец, все, чего так долго желали, за что боролись: равноправие, братство, свобода! Не тут-то было! Правительство Алжира начинает компанию по арабизации кабилов и борьбу против употребления французского языка. Рахмани, кабил, для которого французский был практически родным, уходит в маки. В родном, независимом уже, Алжире он оказывается в тюрьме. Выйдя из нее, он уезжает во Францию и принимает французское гражданство, от которого отказался почти 20 лет назад. В Алжире его дважды заочно приговаривают к смерти: за создание Берберской академии и за переговоры с Израилем.

А. Рахмани в наши дни (обложка диска с фильмом о нем).


В 1970-х годах Рахмани решает наконец прояснить свое положение. Не будучи судим, он почти 2 года провел в тюрьме и полтора десятка лет находился в подвешенном состоянии. Правда, он сам объявил об отставке, но официально ее не приняли. В 1975 году ему по суду присваивается звание капитана, что дало право на небольшую пенсию. Все остальные претензии (Мол, в моем возрасте люди уже генералами ходят.) были отклонены (И, на мой взгляд, правильно. Генералом становятся не по достижению определенного возраста, но за заслуги. – К-К). Рахмани и сегодня бодр как никогда. Живет во Франции, вовсю пользуется Интернетом, ведет активную общественную жизнь. Вот его блог: http://lieutenantrahmani.over-blog.com/

P.S. То, что я перевожу как «французское гражданство», на самом деле звучит как «национальность». В документах написано «француз», значит все права и обязанности при тебе. А как фамилия звучит (Санчес, Эспозито, Волков или Рафа) – дело десятое. Собственно, с конца 1940-х "туземцы" гражданами уже считались, но не были равны "французам". Полные права они получили только в 1958 году.

P.P.S. Еще раз: Рахмани колоритная личность, но с гонором, к тому же уж очень высокого о себе мнения и, кажется, малость привирает. К примеру, он пишет, что, когда началась война, предложил начальству ввести курс обычаев, нравов и религии североафриканцев, но тщетно. Между тем, именно такие лекции как раз и читались в училищах. Французы, вообще, не дураки были, они понимали что к чему. Возмущается, что обучение в училище для представителей коренных народов длилось 4 года (против 2 для европейцев), но сам кончает его за 2.
Так что, все факты, о которых писал Рахмани, я проверяла по другим источникам. Если совпадений не было, информацию я не принимала к сведению.

P.P.P.S. Меня на днях спрашивали, могли ли офицеры-«туземцы» европейцами командовать. Я честно сказала: в 1940-е годы – нет, а дальше – не знаю. Выходит, могли.

© 2007-2012 catherine-catty
Использование любых текстовых материалов данного блога допускается при условии обязательного размещения гиперссылки http://catherine-catty.livejournal.com
Tags: Война в Алжире, Деды и прадеды
Subscribe

  • Бомбардировка лагеря ФНО в Ужде силами ОАС

    В феврале 1962 года ОАС провела достаточно масштабную акцию. Была организована бомбардировка приграничного марокканского города Ужда, где находился…

  • Операция по проверке документов в Константине

    Незадолго до прекращения огня в марте 1962 года в Константине была проведена операция по проверке документов у населения. Повод был грустный -…

  • Пути людей -2

    Еще фотографии с игры "Пути людей", проходившей в 1999 году. Для истории. В Хараде пишут письмо. А вот его вручают. Мой игровой муж, харадский…

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 53 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Бомбардировка лагеря ФНО в Ужде силами ОАС

    В феврале 1962 года ОАС провела достаточно масштабную акцию. Была организована бомбардировка приграничного марокканского города Ужда, где находился…

  • Операция по проверке документов в Константине

    Незадолго до прекращения огня в марте 1962 года в Константине была проведена операция по проверке документов у населения. Повод был грустный -…

  • Пути людей -2

    Еще фотографии с игры "Пути людей", проходившей в 1999 году. Для истории. В Хараде пишут письмо. А вот его вручают. Мой игровой муж, харадский…