Екатерина (catherine_catty) wrote,
Екатерина
catherine_catty

Categories:

Устав или традиции?

Поскольку речь зашла о том, какое наказание согласно уставу ждало легионеров за кражу спиртного во время отработки задания, я решила, что нужно выложить еще кое-какие материалы. Дело в том, что Легион был и есть очень специфическое соединение. И порядки, которые царят там, довольно часто зависят не от устава, а от традиций. Сразу скажу: в Легионе я не служила, в армии тоже. Но то, что рассказывает Мюррей, находит подтверждение в других источниках. Более того, боюсь, что и сейчас в Легионе мало что изменилось. По крайней мере, уже в нашем веке в сети были выложены фотографии новобранцев, ползущих ночью по грязи в одних трусах и ботинках.



"18 апреля 1960
А во время аппель(перекличка- К-К) он развернулся во всю мощь. При проведении аппель ты должен либо лежать в постели, убедительно притворяясь спящим, либо стоять в полной форме возле койки по стойке «смирно». Лежать в постели рискованно - это наводит на мысль о чрезмерной самоуверенности и побуждает сержантов с садистскими наклонностями, каких тут более чем достаточно, перевернуть койку. Хотя мы в ожидании Шерифа тщательно вычистили все свое обмундирование и имущество, надраили до блеска полы, помыли окна, очистили от пыли постели, тумбочки и абажуры - пострадавших было немало. Кровати были перевернуты, тумбочки опустошены, а их содержимое, включая личные вещи, выкинуто из окна на улицу. Пинков и зуботычин тоже хватало.

29 июля 1960 (Накануне двое солдат дезертировали.)
Для начала им назначили трехчасовой пелот (дисциплинарную трепку). Это наказание заключается в том, что провинившемуся надевают на спину набитый камнями вещмешок с проволочными лямками, а на голову стальную каску без подкладки и заставляют бегать по кругу. При этом сержант (в данном случае Виссман) стоит в центре круга со свистком. При одном свистке провинившийся должен совершить кувырок вперед, при двух - ползти на животе, а при трех - маршировать с согнутыми коленями. Если он снижает темп или падает (что с Лефевром и Абуаном случалось сегодня неоднократно), сержант подгоняет его. Когда у Лефевра с Абуаном уже не было сил держаться на ногах, их заставили проползти по открытой сточной канаве, а затем, в довершение всех унижений, ползать на животе по казарме. Мы все должны были стоять навытяжку у своих коек, а эти двое, измазанные в грязи и нечистотах, ползали у наших ног, задыхаясь и стеная, и были даже мало похожи на людей.
Так здесь наказывают дезертиров, и этот случай послужил уроком нам всем.

Август 1960
Сержанты изощряются в изобретении все новых видов наказаний. Один из них, называемый теню кампань («сборы в дорогу»), заключается в том, что перед аппель мы складываем все свое имущество в три огромных тюка. Провинившийся должен быть облачен в походную форму, включая шлем и шинель (Вероятно, все-таки, в каску и куртку типа ватника. Ни разу не видела, чтоб шинели носили в Алжире – К-К). Начальник караула отводит его со всеми его тюками в караульное помещение, где высыпает его вещи на пол и проверяет, нет ли на них какого-нибудь пятнышка. После этого сержант приказывает ему вернуться со всеми вещами в казарму, переодеться в другое обмундирование и через три минуты снова явиться в караулку.
Это повторяется многократно. Каждый раз, когда несчастный приходит в караульное помещение, ему говорят, что он опоздал на несколько секунд, и велят снова переодеться в казарме и вернуться через три минуты. В этой игре участвуют все, помогая бедняге одеваться.



1 июля 1961 (Двумя неделями раньше Мюррей заснул в карауле –К-К)
Прошло 12 дней - 12 долгих дней на «губе». Как они начались, я помню смутно… Снаружи меня ждал Берггруэн (сержант – К-К). Под градом ударов по лицу и животу я уже через две секунды оказался на земле, но крик «Debout» (Встать - К-К) заставил меня подняться и опять принять положенную стойку. Кулаки Берггруэна заработали снова. Так повторилось три раза, после чего меня можно было выбрасывать на помойку...

Затем последовал визит о куаффёр (к парикмахеру), буль а зеро (прическа под ноль), переодевание в арестантскую форму (хэбэ без пуговиц, подвязанное веревкой, и ботинки без шнурков) и пелот в течение двух часов. Металлический шлем без подкладки на бритую голову, на спине рюкзак с проволочными лямками, набитый камнями, и в таком виде бегаешь по кругу, как цирковая лошадь, а сержант стоит в центре круга и свистит в свисток: один свисток - кувырок вперед, два свистка — марш канар (бег на полусогнутых), три свистка - ползком. И так два часа подряд.

После этого развлечения я должен был стоять лицом к стене казармы и ждать офицера, который объявит мне, какому наказанию я подвергнусь. Я простоял два часа по стойке «смирно» под палящим солнцем, поджаривавшим мой голый череп, а охранник с автоматом следил за тем, чтобы я не нарушал стойки. При этом от моего носа к стене была протянута бумажная лента, которая не должна была упасть. Но она и не падала, так как пот приклеил ее к носу. По истечении двух часов я промаршировал на корточках перед капитаном, обвинившим меня в том, что я нарушил правила поведения на посту, из-за чего был не способен нести караульную службу надлежащим образом, а потому... и так далее. Очень серьезное нарушение в любом армейском подразделении, и уж тем более в легионе. Мне нечего было возразить, и я получил пятнадцать суток ареста.

Кроме меня, на гауптвахте было еще около пятнадцати арестантов. Утром нас всех собирали и под конвоем везли на грузовике в карьер, где мы целый день махали кувалдами, разбивая глыбы мрамора на куски, и грузили их на машины. Работа была нелегкая, особенно под беспощадным июньским солнцем. Когда мы вечером возвращались в лагерь, каждого из нас ожидал пелот в течение часа - для разминки.

Легионер Саймон Мюррей


Июнь 1963 (в школе капралов)
Тяжелее всего дается борьба с усталостью. Крутимся безостановочно, ни минуты покоя. Утром бегали на время пять миль с полной выкладкой - вещмешки, винтовки. Вернувшись в полдень в казарму, обнаружили там невообразимый хаос. Все содержимое наших тумбочек валялось кучей посреди комнаты: наша форма, рубашки, обувь, шлемы. Туда же было брошено постельное белье, а койки были разобраны на части и разбросаны по всем направлениям. Затем куча была засыпана двадцатью пакетами мыльного порошка и обильно полита водой из шланга, так что все это выглядело как последствия землетрясения с последующим наводнением.
Между тем в два часа ожидалась очередная проверка, и все должно было находиться в полном порядке. Бог знает как, но мы с этим справились. Стирать и сушить вещи было некогда, мы просто сложили их мокрыми и скользкими от мыла в шкафчики, а вечером после аппель у нас была большая стирка, затянувшаяся далеко за полночь. Обычное дело.

За две недели, что мы здесь находимся, мне пять раз доставалось теню кампань, которое заканчивается не раньше часа ночи.

Здешние сержанты придумали еще одно наказание для нас. После аппель ты должен пойти на берег моря, наполнить флягу морской водой и принести ее сержанту, чтобы он мог убедиться, что ты там был. До моря пять миль, и ночью эта прогулка занимает пять часов. Возвращаешься с нее уже в три часа ночи. Мне пока приходилось делать это только один раз, но и этого мне хватило.

2 июля 1963
Аппель сегодня прошел кошмарно. Шмидт опять неистовствовал в связи с состоянием нашего имущества, разбросал его по казарме и объявил, что в полночь состоится повторный аппель, на строевом плацу. Хочешь не хочешь, пришлось тащить на плац наши койки, тумбочки и все прочее и расставлять там это в таком же порядке, как в казарме. В полночь Шмидт скрупулезно осмотрел все с фонариком, снова был не удовлетворен и назначил еще одну проверку в казарме на пять часов утра. А это значит, что вставать придется в четыре.

5 июля 1963 г.
Пива доказал, что он не случайно занял четвертое место. Он очень изобретателен, а сегодня превзошел самого себя. Во время аппель Винтер обнаружил на подметках его ботинок пыль и послал его за морской водой, приказав разбудить его по возвращении.
Пива растаял в темноте с флягой, но через десять минут вернулся и сказал, что пусть он будет проклят, но не побежит на берег. Вместо этого он помочился во флягу, добавил холодной водопроводной воды, завел будильник на два часа и улегся спать. В два часа он отправился докладывать Винтеру. Тот сунул во флягу палец, облизал его и пришел к выводу, что это морская вода. Таким образом Пива заставил сержанта выпить его мочу и навечно вошел в анналы легиона. Это была настолько потрясающая хохма, что моральный дух в пелотоне (взводе –К-К) разом подскочил до рекордной высоты.

(Одного не понимаю: зачем надо было столько раз мотаться к морю, если можно было сходить единожды и набрать воды хоть в бутылки из-под пива, хоть во фляги, прикопать где-нибудь в кустах и не париться. Ясно, что сидя дома на диване советовать проще всего, а парни находились в экстремальной обстановке и были вконец измотаны. Но все-таки…К-К)

10 июля 1963 г.
У нас новый командир, лейтенант Лоридон… Сегодня он проверял состояние оружия, остался им недоволен и объявил нам всем теню кампань на три дня и по два часа дополнительной строевой муштры во время обеда также в течение трех дней. На оружии не было ни пятнышка - просто он, по-видимому, хочет показать, что с ним шутки плохи.

Август 1963 (Виньяга разругался с сержантом и направил автомат ему в живот.)
Нас встретил Дельгадо, приказавший Виньяге немедленно рыть себе томбо прямо на пляже.
Мы провели на пляже весь день, отдыхали и купались, но все время бросали взгляды на могилу в песке Яма была тесной, Виньяга лежал на спине и не мог даже повернуться. Поверх ямы, вровень с поверхностью песка, натянули брезент, который за весь день ни разу не шевельнулся, как будто под ним была пустота. Это было, наверное, все равно что лежать в печи. Солнце па лило нещадно.

18 сентября 1963 г.
Вчера я исполнял обязанности дежурного капрала и не сумел вовремя подготовить пелотон к аппель. В наказание меня заставили провести одну ночь в томбо. В жизни не спал лучше!»

(С. Мюррей «Легионер»)



На всякий случай: речь идет не о том, ЗАЧЕМ такое делают. Здесь причин много. Это выработка выносливости и привычки беспрекословно подчиняться, приучение к командному духу и к действиям в самых разных условиях, вне зависимости от того, сыт ты или нет, и как давно ты спал. Если кто обратил внимание, здесь в-основном описываются те периоды, когда Саймон учился. Так вот, речь идет о том, что я лично сильно сомневаюсь, что в каком-либо уставе описаны такие виды наказания, как пелот или томбо. Так что устав, как и закон, обходили и обходят.
Tags: Иностранный легион, Парашютисты
Subscribe

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 81 comments