Екатерина (catherine_catty) wrote,
Екатерина
catherine_catty

Categories:

Несколько историй времен войны в Алжире -4

«Когда 8 рота приблизилась к деревни, те, кто был во главе отряда, увидели какое-то движение в кустах. Даже не узнав что там, капитан приказал стрелять. В то же мгновение из кустов выбежала испуганная маленькая девочка в белом платье и помчалась к деревне. Те, кто были рядом с ней, не стреляли. Другие, может, потому что они не слишком хорошо видели, что там происходит( хотелось бы найти им хоть какое-то оправдание) стреляли, но девочка в белом все бежала. Тогда капитан обратился к лучшему стрелку, который находился рядом: «Получишь 500 франков и мой паек, если прикончишь ее». Снайпер встал картинно, как на стрельбище, и выстрелил. Белое пятнышко тут же остановилось и упало в траву. Через несколько минут ребенок умер на руках того, кто в него попал.
Я видел этого парня несколько дней спустя, он очень изменился. Некоторые говорили про него: «Он чокнулся». Фриш, которому я поведал эту историю, сказал: «На войне всегда что-нибудь теряют. Иногда – только жизнь». (Noël Favrelière «Le désert à l'aube»)



"В госпитале всем заправляли медсестры. Они хорошо ухаживали как за призывниками, так и за бунтовщиками. Но контактов между нами не было. Я был в палате, а 26 бунтовщиков – в дортуаре. Хирург тоже был призывником, он проходил там военную службу. Он оперировал всех. Оружие мы оставляли за дверью…» (Рене Перрен из книги Patrick Rotman et Bertrand Tavernier «La Guerre sans nom : Les appelés d'Algérie (1954-1962)»)

«Я помню этот госпиталь, потому что, вернувшись с операции, мы пошли навестить парня, которого оперировали накануне. Мы поздоровались и оставили оружие снаружи. Зашли навестить товарища. И были окружены бунтовщиками, которых ранило во время боя. Мы были очень удивлены.» (Раймон Дидье из книги Patrick Rotman et Bertrand Tavernier «La Guerre sans nom: Les appelés d'Algérie (1954-1962)»).

"Я был отправлен в госпиталь в Блиду. И тут я неожиданно сделал открытие, что тамошний персонал: медсестры и санитарки были из черноногих. Что черноногие – это не только те, кто владели землями или газетами, но - простой народ, сформировавший нацию, ради которой действительно можно было сражаться, ибо они имели право жить в стране, которую они построили. Это перевернуло мое представление о мире. Больше я не был против войны в Алжире». (Серафен Бертье из книги Patrick Rotman et Bertrand Tavernier «La Guerre sans nom : Les appelés d'Algérie (1954-1962)»)



«Мои люди мне полностью доверяли. По правилам я должен был каждый вечер обезоруживать мою арку (отряд, состоящий из арки – К-К) и отбирать ружья. Я никогда этого не делал, поскольку доверял им и не мог бы этого делать, если бы показал, что опасаюсь их. Я жил в деревне, где было 300 жителей, вместе с женщинами и детьми. И я был единственным европейцем…

Я был командиром отряда, шефом деревни, на мне были все проблемы целой деревни. Мои люди носили старую военную форму, всегда прикрытую джеллабой, которую они избегали распахивать, чтоб их не опознали. Мои арки носили длинные ножи, сделанные из рессор джипа и наточенные о камни. Признаю, это было очень впечатляюще. Они были очень горды этим и использовали ножи скорее для того, чтоб перерезать курицам горло, чем чтоб бриться. Мой адъютант брил меня каждое утро таким огромным ножом и я никак не мог к этому привыкнуть.» (Жак Бек из книги Patrick Rotman et Bertrand Tavernier «La Guerre sans nom : Les appelés d'Algérie (1954-1962)»)



Летом 1956 года в горах произошло столкновение между отрядом ФНО и французскими солдатами. В разгар боя командиру отряда доложили, что произошла катастрофа. «Мул, который был нагружен архивами, предварительными разработками и казной (500 000 франков) сбежал. Ибо это был не простой мул, животное украли у соединения гумье (арабская конница во французской армии – К-К). Впоследствии выяснилось, что он благополучно добрался до родной конюшни со всем своим грузом… Документы, любезно доставленные мулом, были внимательно прочитаны и изучены вдоль и поперек. Сделать это было тем более просто, что ФНО не только имел тенденцию МНОГО писать, но – писать по-французски.» (Pierre Pellissier «La Bataille d'Alger»)

Фотографии из архива журнала "Лайф".
Tags: Война в Алжире, Парашютисты
Subscribe

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 82 comments