Екатерина (catherine_catty) wrote,
Екатерина
catherine_catty

Category:

Франсуа Сикирджи, военврач в Алжире

Франсуа Сикирджи было 27 лет, когда его призвали в армию. К этому времени он успел выучиться на врача, поэтому после краткого пребывания в военной школе, парень оказался в Алжире, у границы с Марокко. Пациентами новоиспеченного тубиба оказались солдаты, расквартированные поблизости, и гражданское население.
«У солдат не было никаких развлечений, совсем никаких. Создавалось впечатление, что это заключенные, ожидающие, пока их срок подойдет к концу. Еда была отвратительна, просто отвратительна. Я отвечал за санитарное состояние воды, там был источник, в который я добавил жавелевую воду (водный раствор гипохлорита натрия – К-К). Не было ни одного случая гепатита или дизентерии только потому, что воду пить все равно было невозможно и все пили пиво. «Пиль». Некоторые употребляли его в большом количестве, 20-30 бутылок в день, это было обычное дело. Если говорить о скуке на удаленных постах… помогает выпивка и я видел совсем молодых выпивох. Некоторые могли идти на операцию только хлебнув «Пиля». Я помню одного шофера, которого прозвали Микки Руни, потому что он был очень мал ростом. Ему приходилось вставать, чтобы переключить скорость. Без «Пиля» он был никакой, но после десятка бутылок он вел машину как бог. Мы очень жалели, когда он уехал. Безусловно, мы славно спрыснули его отъезд. «Пилем».

Линия Шалля, граница между Алжиром и Марокко.
Дтгтя Шалля.jpg

«Мой пост был неподалеку от лагеря для перемещенных лиц, где жило одно племя кочевников, Улед Неа Жераба. Лагерь был окружен колючей проволокой и этим людям запрещалось выходить за его пределы. Мы были в запретной зоне. Раньше у них были стада баранов, но теперь они не имели возможности работать. Они умирали десятками, поскольку с медицинской помощью там было плохо. Я ничего не мог сделать, если случай был тяжелым. Детская смертность была катастрофической. Нередко мне приходилось принимать роды в палатках. Результаты были ужасными: невозможно сосчитать, сколько погибло детей и женщин. Изоляция была полной, я не имел права на санитарную помощь, мне всегда отказывали в эвакуации гражданских лиц. Это было ужасно: люди не могли двинуться с этого места и умирали здесь без необходимой врачебной помощи. Я помню мальчика, который страдал от токсикоза. Я попросил эвакуировать его, но не получил разрешения. Это привело к конфликту с капитаном, поскольку я все же увез мальчика, использовав военную санитарную машину, мне помог один фельдшер. Но дорога была слишком длинной и мальчик умер сразу по прибытию на место».

Пост на границе.


После подписания Эвианских соглашений весной 1962 года военные действия между французской армией и отрядами ФНО более-менее прекратились. Но ОАС, выступающая за то, чтобы Алжир остался французским, развернула открытый террор против тех черноногих, что уезжали в метрополию, против врачей, оказывающих помощь арабов. Полковник предупредил Франсуа, что в такой ситуации не может защитить его и предложил ходить на работу в амбулаторию в костюме. Молодой офицер был в шоке: «Я, пацифист, оказался в донельзя странном положении. Я отказался переодеться в штатское платье и продолжал носить форму и мое красное кепи. Меня ни разу не побеспокоила ОАС, поскольку я был под защитой ФНО. Это я узнал позже. У меня была квартира в городе, которая досталась мне после отъезда семьи черноногих. Они предпочли, чтобы их квартира перешла офицеру. Я видел ужасные сцены. За несколько дней, несколько недель, люди уехали, все бросив. Я видел полностью пустые кварталы. Эта картина потрясла меня. По утрам мой помощник приходил ко мне, чтоб помочь обходить больных. Он был алжирец, а амбулатория была гражданская. Однажды утром я сказал ему: «Вот уже три дня какие-то два парня день и ночь стоят у моей двери». Он ответил: «Не беспокойтесь, доктор. Они здесь для того, чтобы вас защитить.» ФНО охранял меня, чтобы я мог оказывать медицинскую помощь в этом секторе.»

Перед отъездом во Францию начальство приказало Франсуа уничтожить картотеку. Он не сделал этого: среди его подопечных были больные туберкулезом и другими заразными болезнями. Уничтожение сведений о них грозило тем, что в регионе вскоре начались бы эпидемии. Более того, он договорился о передаче этой картотеки врачу-арабу. «Мы подъехали к подъезду, где меня ждали парни в форме цвета хаки. Здесь был не только врач, но – весь штаб. Они отсалютовали мне по-военному и я ответил, поскольку был в форме. В диспансер я вошел только с врачом, который представился. Оказалось, он учился во Франции. Я передал ему мои медкарты, это заняло некоторое время, потом он меня поблагодарил. Местное население хотело вручить мне вручить мне подарок по случаю моего отъезда. Они решили подарить мне набор хирургических инструментов. Я отказался, думая, что они сами в них нуждаются. Врач взглянул на меня и проводил в тайный медпункт, который мы долго искали. Он находился в доме с подвижной стеной, за которой находилась комната, оборудованная под аптеку: медицинский материал, китайский морфин, лекарства со всего света... Я попрощался. Я пожал руку врачу, но только ему.»

Исход черноногих.




«Я садился на корабль в воистинну драматических условиях. Набережные были полны народу, люди спали на земле, сидели на своих чемоданах. Черноногие пребывали в состоянии всеобщей скорби. Это было в первые дни июля 1962 года, сразу после провозглашения независимости. Нас, офицеров, окружила и защищала военная полиция. На нас набросились черноногие. Они упрекали нас в том, что мы используем гражданские суда, а не военный флот. Долго еще они оставались на этих набережных».



P.S. В книге La Guerre sans nom: Les appelés d'Algérie (1954-1962) de Patrick Rotman et Bertrand Tavernier написано, что Франсуа родился в Марокко. Сам он в интервью http://www.ina.fr/histoire-et-conflits/decolonisation/video/CPC92001325/la-guerre-des-sans-noms-les-appeles-d-algerie.fr.html говорит, что парижанин.
P.P.S. Фотографии честно свистнуты отсюда: http://exode1962.fr/exode1962/depart/depart.html и отсюда: http://www.tenes.info/galerie/LIGNEMAURICE?page=1
Tags: Война в Алжире, САС-Sections administratives spécialisée
Subscribe

  • "Такси в Тобрук"

    Ну что, очередной понедельник и очередной рассказ о фильме. На этот раз обратимся к ленте де Ла Пательера "Такси в Тобрук". Этот фильм я когда-то…

  • "Свобода. Ночь", или Ужас, как он есть

    Продолжаем разбираться с фильмами про Алжир и пр. Сегодня на повестке дня фильм Филиппа Гарелля "Свобода. Ночь". Начало 1960-х. Еще идет война в…

  • И о кино...

    Для тех, кому мало моих постов о кино в жж и хочется еще. "Воспоминания" (Reminiscence), или Нуар времен космической эры…

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments

  • "Такси в Тобрук"

    Ну что, очередной понедельник и очередной рассказ о фильме. На этот раз обратимся к ленте де Ла Пательера "Такси в Тобрук". Этот фильм я когда-то…

  • "Свобода. Ночь", или Ужас, как он есть

    Продолжаем разбираться с фильмами про Алжир и пр. Сегодня на повестке дня фильм Филиппа Гарелля "Свобода. Ночь". Начало 1960-х. Еще идет война в…

  • И о кино...

    Для тех, кому мало моих постов о кино в жж и хочется еще. "Воспоминания" (Reminiscence), или Нуар времен космической эры…