Екатерина (catherine_catty) wrote,
Екатерина
catherine_catty

Categories:

Пытки в Алжире или Всегда ли цель оправдывает средства

Когда в 1956 году город Алжир захлестнула волна террора, который члены Фронта национального Освобождения проводили против мирного населения, власти, отчаявшись решить проблему с помощью полиции, ввели в город 10 парашютную дивизию. Почему это сделали, можно понять, вспомнив, что творилось Алжире в это время. Вот, к примеру, происшествия за один день, 7 января 1957. День, когда генералу Массю передали власть в городе Алжир. 6 выстрелов из револьвера (2 убитых, 4 раненых), 3 гранаты, брошены на муниципальный стадион. В пригороде: во время осмотра подозрительной машины убит солдат. В Алжирском регионе: 8 убитых, из которых 1 женщина-мусульманка. Заметим, это только один город и регион.

Генерал Жак Массю.


Нельзя сказать, что генерал и его офицеры были в восторге от этого: полицейские функции были им явно не по вкусу. Подполковник Бижар, командир 3 полка колониальных парашютистов, так охарактеризовал эту миссию: «Дерьмо и кровь». Даже легионеры воротили нос: «Мы солдаты, а не флики!». Но сказали «Надо!», значит, надо работать, причем так, чтоб не посрамить славу лучших из лучших. И парашютистам удалось сделать то, что не смогли совершить гражданские власти. Но какой ценой! Нужны была информация, и ее добыли, массово применяя пытки. Не то, что бы раньше в Алжире не проводились допросы с пристрастием. Проводились, но не в таком масштабе.

Солдатам 10 дивизии раздали брошюру, текст которой написал дивизионный священник, преподобный отец Деларю.
«Мы стоим перед лицом ТЕРРОРИЗМА во всей его низости, во всем его ужасе. Нужно вспомнить, среди подобных случаев, убийства в Эль-Алие в июне 55-го: разорванные на куски дети, изнасилованные, со вспоротыми животами женщины… расстрел толпы в 10 часов утра на улицах Круба, 13 семей фермеров, убитых в марте 56 в Палестро…
Что же в этих случаях требует от вас ваша совесть христианина и цивилизованного человека?... Меж двух зол: ненадолго причинить страдание бандиту, взятому за дело, который так и так заслуживает смерти, приведя к концу его преступное упрямство посредством допроса изнуряющего и упорного, или позволить убить невиновных, которых мы спасли, если бы, вызвав откровения этого преступника, нам удалось бы уничтожить банду, нужно без колебаний выбрать меньшее зло: допрос без садизма, но эффективный. Жестокость этих убийц женщин, детей, мужчин, единственным преступлением которых было желание прекрасным февральским вечером смотреть классный футбольный матч, позволяет нам делать без радости, но и без стыда, единственно из чувства долга, эту тяжкую работу, так противную нашим обычаям христиан и цивилизованных людей.»

Преподробный отец Деларю.


Почему такое дело поручили парашютистам понятно. Это не просто элитные войска. Это полки, в которых был высок процент легионеров-наемников, контрактников и добровольцев. Одно дело – призывники, которые в гробу видали эту войну. Другое дело – люди, выбравшие этот путь сознательно.

Постепенно была разработана целая система как проводить допросы с пристрастием. Ничего личного, это просто работа, которую нужно сделать. Может быть, от этого все кажется еще более страшным. Старались соблюдать следующие принципы:
1. Пытки не должны проводиться садистом.
2. Допросы велись в присутствии офицера.
3. Молодых солдат для этой цели не привлекали, старались использовать тех, чей срок службы подходил к концу.
4. Пытки были «гуманными», то есть прекращались, если пленный начинал говорить и проводились так, чтоб не оставалось следов.
Понятно, что эти принципы выполнялись не всегда. Вместо хладнокровного офицера, который относился к допросам как к суровой необходимости, пленник мог нарваться на маньяка. Не было старослужащих солдат под рукой, брали тех, кого нашли. "Гуманные» пытки нередко заканчивались смертью подозреваемого.

Допрос.


Генерал Массю приказал в присутствии своих офицеров испытать на нем жежен, электрогенератор, чтобы показать, что пытка электричеством не угрожает жизни. Это действительно так. Но при двух условиях: если разряд не очень сильный и если у человека здоровое сердце. В ином случае пленник очень быстро отправлялся на тот свет. До сих пор неизвестна судьба 3 тысяч человек, пропавших в городе Алжир в 1957 году. По большей части это арабы, но были и европейцы. Что с ними сталось, куда они делись неизвестно, но утопленников, выловленных в море в 1957, метко прозвали «креветками Бижара».

Подполковник Бижар.


Я писала как-то про Луизетту Игилариц, обвинившую капитана Грациани в том, что он ее пытал. В Интернете развернулась дискуссия на эту тему. Один из аргументов в пользу того, что Луизетта лжет, был «Ее пытали? Пусть скажет мне адрес своего пластического хирурга!» Я не верю Луизетте, она и вправду завралась. Но беда в том, что и аргумент критики не выдерживает: следов не оставалось. Доказать, что человека пытали электричеством или водой было сложно. Равно как и то, что женщин насиловали, как в классическом смысле этого слова, так и с помощью предметов, например, бутылок. Понятно, что тут уже командование не при чем, все зависело от солдат и офицеров. Были нормальные люди, покупавшие молоко и конфеты детям, которых прихватили вместе с матерьми. Попадались и те, кто были в восторге, что можно вдоволь покуражиться над пленницами.

С середины 1950-х во Франции развернулась движение против использования пыток, допросы с пристрастием осудили такие известные писатели, как Мориак и Сартр. В прессе все чаще стало произноситься слово «Гестапо» в отношении тех, кто вел допросы в Алжире. Теперь иной раз и сами военные называли так 2 бюро. Были офицеры, не побоявшиеся подать свой голос против пыток, например, Жак Пари де Боллардьер. Два генерала, Массю и де Боллардьер, исповедующими разные методы ведения войны, были на ножах.
«- Методы, что вы используете, не к чему не приведут – начал де Боллардьер.
- Мне плевать. Я делаю свою работу. И моя работа – это наведение порядка.
- Это не делается пинком ноги в зад.»
Хорошо сказано? Но добавлю одну деталь: чистыми руками де Боллардьер не добился успеха в борьбе с отрядами ФНО, а Массю прижал их достаточно серьезно.

Генерал де Боллардьер.


Вот интересно: Оссарес, офицер разведки в дивизии Массю, искренне восхищается де Боллардьером, называет его «Архангелом Гавриилом». Но при этом на вопрос журналиста мог ли он отказаться от проведения допросов с пристрастием, говорит: «Я подчинился». То есть, я видел, как поступают иначе, но сам не смог? Или не захотел? Или нужно, значит нужно? А ведь он всерьез дрался с фашистами. Среди офицеров-парашютистов герои Сопротивления или солдаты Сражающейся Франции - через одного. И бывшие узники концлагерей или лагерей для военнопленных есть. А уж тех, кто был в плену в Индокитае и вовсе можно десятками считать. Так что же сбилось в головах, какие винтики? На каком этапе люди решили, что раз с ними можно так, значит и им можно? Потому что победителей не судят? Потому что террор надо остановить любой ценой? Неправда, что жестокими могут быть только трусы, там были храбрейшие люди. Так в чем же дело?

Парашютисты на улицах города Алжир.


Есть вопросы, на которых у меня нет ответа. Можно ли оправдать применение пыток – один из них. Я живу в Москве, где иной раз звучат взрывы. Я фаталистка, случится – значит случится. Но каждый раз после теракта опрашивать родных, друзей и знакомых и вспоминать, кто где должен был в этот час находиться – врагу не пожелаю. В городе Алжир в тот период было страшно выйти на улицу. Бомбы рвались повсюду: в кафе, в троллейбусах, в магазинах, в школьных автобусах, на кладбище. Так не все равно, каким путем предотвращен взрыв? Пусть даже террористов и их пособников замучили до смерти? А если под горячую руку попали и невиновные? В Алжире под пытками человек иной раз кричал: «Vive la France!».

Сейчас доступны тысячи фотографий, на которых можно увидеть эпизоды битвы за Алжир, есть множество документальных фильмов. Такие славные парни эти парашютисты: высокие, стройные, в безупречной форме (В городе шутили: один комплект формы – одна пачка стирального порошка.), храбрые в бою, галантные с дамами. И пытки? Как это соотнести? Как к этому относиться? Кто они, герои или палачи?


Источники:

Pierre Vidal-Naquet et Collectif «Les crimes de l'armée française : Algérie 1954-1962».

Jacques Massu «La vraie bataille d'Alger»

Paul Aussaresses «Services spéciaux Algérie 1955-1957 : Mon témoignage sur la torture.»

Paul Aussaresses «Je n'ai pas tout dit : Ultimes révélations au service de la France».

Benjamin Stora et Tramor Quemeneur «Algérie 1954-1962 : Lettres, carnets et récits des Français et des Algériens dans la guerre.»

Pierre Pellissier «La Bataille d'Alger».

Henri Alleg et Jean-Pierre Rioux «La Question : Suivi de La torture au coeur de la République»

Pierre Dufour «La Légion en Algérie».

Jean-Pierre Vittori «On a torturé en Algérie»

Eléonore Bakhdatzé «La guerre d`Algerie».
Tags: Битва за Алжир, Война в Алжире, Массю Жак, Парашютисты
Subscribe

Posts from This Journal “Битва за Алжир” Tag

  • Арест Ларби Бен М'Хиди.

    В феврале 1957 года в ходе Битвы за Алжир был арестован один из лидеров ФНО Ларби Бен М’Хиди. Жак Аллэр, который допрашивал его и который был…

  • Вопрос.

    Я как-то цитировала слова капитана Жозефа Эсту по поводу его участия в путче. А сегодня с удивлением выяснила, что он еще жив и что в октябре во…

  • Дело Мориса Одена или Еще одна тайна наконец раскрыта.

    11 июня 1957 года во время битвы за Алжир был арестован Морис Оден, член КП Алжира и сторонник независимости этой страны, тайно помогающий ФНО.…

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 117 comments

Posts from This Journal “Битва за Алжир” Tag

  • Арест Ларби Бен М'Хиди.

    В феврале 1957 года в ходе Битвы за Алжир был арестован один из лидеров ФНО Ларби Бен М’Хиди. Жак Аллэр, который допрашивал его и который был…

  • Вопрос.

    Я как-то цитировала слова капитана Жозефа Эсту по поводу его участия в путче. А сегодня с удивлением выяснила, что он еще жив и что в октябре во…

  • Дело Мориса Одена или Еще одна тайна наконец раскрыта.

    11 июня 1957 года во время битвы за Алжир был арестован Морис Оден, член КП Алжира и сторонник независимости этой страны, тайно помогающий ФНО.…