Екатерина (catherine_catty) wrote,
Екатерина
catherine_catty

Categories:

Лейтенант Рабах Келифф или История о фанатизме, жестокости, предательстве и благородстве

Жизнь – штука сложная, сейчас актуальна одна тема, завтра - другая. Но я считала и буду считать, что есть люди, о которых следует помнить. Просто потому что это ЛЮДИ. Эта история не имеет никакого отношения ни к Александру I, ни к Великой Французской революции, ни к кинематографу. Но она стоит того, чтобы ее рассказать.

В начале 1960-х годов в Оране, втором по величине городе Алжира, жило примерно 220 тысяч европейцев и 210 тысяч арабов. Обстановка была сложной, общество раскололось на 2 части, среди населения в равной степени действовала и ОАС (Алжир останется французским!), и ФНО(Свободу Алжиру!). Жизнь в городе стала небезопасной для европейцев, особенно летом 1962, когда армия не патрулировала больше улицы. Французы начали покидать Оран, но мест в самолетах и на кораблях не хватало, а тут еще в метрополии забастовали работники водного транспорта. В начале июля в город стала проникать информация о результатах референдума, проведенного 1 июля. Было ясно, что независимость Алжира вот-вот будет объявлена. ALN (Armée de libération nationale, крыло FNL, Фронта национального освобождения) организовала манифестации по случаю такого радостного события и призвала «объединиться» еще и 5 июля, когда де Голль должен был официально провозгласить независимость Алжира.

Арки. Так называли солдат-мусульман, служащих по контракту во французской армии.


Утром 5 июля толпа мусульман под бело-зелеными флагами двинулась по улицам города к зданию мэрии. В 11 часов 15 минут зазвучали выстрелы. В то время это было частым явлением: от радости стреляли в воздух. До сих пор не выяснено точно, что случилось, были ли жертвы, кто в кого стрелял. Но многие арабы носили оружие, среди манифестантов были бойцы ФНО, а настрой у всех был однозначным: во всем виноваты французы. В Оране оставалось еще примерно 100 тысяч европейцев. Эвианскими соглашениями, заключенными между правительством Франции и ФНО, им была гарантирована безопасность. Но все понимали, что гарантирована она только на бумаге. Арабы горели желанием отомстить «проклятым колонизаторам». А де Голль еще в мае заявил, что «Франция не должна нести никакой ответственности в деле поддержание порядка… Если кто-то будет убит, это дело новой власти.»

В городе началась настоящая охота за черноногими (так называли европейских поселенцев) и арки. Арабы расстреливали их в ресторанах, врывались в квартиры, убивали или брали в заложники тех, кто случайно попался по дороге. По данным разных источников тогда погибло от 500 до 800 человек, сами оранцы говорят о 3 тысячах.

Булочник со вспоротым животом. Оран. 5 июля 1962 года.


Генерал Кац (Katz), командующий армейскими частями, расквартированными в Оране, имел приказ действовать лишь в случае «прямой и ясной угрозы». Именно такой случай имел место 5 июля, но генерал предпочел умыть руки.

Тем не менее, нашлось два человека, которые в нарушении всех приказов, прекрасно понимая, какие их ждут последствия, подняли своих солдат и отправились на выручку тех, кого убивали без суда и следствия. Я считаю, что их имена надо запомнить. Это капитан Жан-Жермен Крогеннек (Croguennec) (командовавший тогда 2 ротой 2-го зуавского полка), которому удалось отбить 400 заложников. И лейтенант Рабах Келифф (Rabah Kheliff).

Рабах Келифф был арабом, правоверным мусульманином. Но он был НОРМАЛЬНЫМ человеком. В ту пору лейтенанту было 29 лет и он командовал 4 ротой 30 мотопехотного батальона. Получив информацию о том, что бойцы ФНО загоняют в грузовики черноногих и арки, чтобы вывезти их за город и расстрелять, он позвонил своему командиру и доложил об этом. Полковник ответил в духе Пилата: «Я прекрасно понимаю, что вы чувствуете. Действуйте по вашему усмотрению. Но я вам ничего не говорил.» Подняв «в ружье» половину роты, Келифф отправился к зданию бывшей префектуры, где было одно из мест сбора бойцов ФНО.



«Я увидел колонну людей, построенных по 3 и по 4 человека, состоящую из черноногих: детей, женщин, стариков. Сотни человек, которых охраняли бойцы ФНО и которых собирались отправить в неизвестном направлении. Перед префектурой я заметил часового. Я спросил у него, где находится префект (Префекта звали Суйах эль Хуари (Souiyah El Houari). Это для полноты информации – К-К). Он указал мне на маленького, коренастого человечка в красной феске, который карабкался по лестнице. В три прыжка я догнал его и сказал: «Господин префект, я даю вам три минуты на то, чтобы освободить этих людей. Иначе я ни за что не отвечаю. Префект молча спустился вместе со мной и увидел часового из ФНО. Переговоры длились недолго. Парни из ФНО погрузились в грузовик и уехали. Префект вышел вместе со мной: «Сделано, мой лейтенант!» и сказал этим славным людям, черноногим: «Мадам и месье, вы свободны, вы можете вернуться домой»

Оран, 5июля 1962 года.


Но легко сказать «вернуться», а как это сделать, если в городе мусульмане режут европейцев? Возвращаться было некуда. Лейтенант Келифф выставил патрули на дорогах, ведущих в порт или аэропорт, чтобы люди могли вырваться из охваченного безумием города. Он лично на джипе доставлял беженцев в порт. «Я делал это, чувствуя только, что исполняю свой долг». В этот день лейтенант был схвачен арабами, ранен, но освобожден своими солдатами. Все это время он упрямо запрещал открывать огонь, стараясь закончить дело миром.

Франция… Очень хочется написать, что страна оценила мужество и благородство героя. Но из песни слов не выкинешь: лейтенант попал под строгий арест, а генерал Кац заявил: «Если бы вы не были арабом, я бы вас выгнал из армии». Тем не менее, непосредственный начальник Келиффа, полковник Николя, дал ему отличную характеристику: «Спокойный, энергичный и дисциплинированный, доказавший, что он обладает всеми лучшими качествами командира и человека, в частности, во время манифестации 5 июля, когда спас множество европейцев, чья жизнь была под угрозой. Транспортируя раненых в безопасное место, он подвергался опасностям, но, сохраняя завидное хладнокровие, способствовал установлению спокойствия без пролития крови».

Лейтенант Рабах Келифф. (Как я понимаю, он справа)


Думаю, надо сказать пару слов о нашем герое.
Он родился в 1933 году в Кабилии, в семье французского офицера, араба по происхождению. Мальчика назвали Рабах, "побеждающий". Учился в местной школе для детей военнослужащих, затем в городе Алжир. В 18 лет завербовался в армию и отправился воевать в Индокитай. Участвовал в битве при Дьенбьенфу. Был ранен, попал в плен, несколько месяцев числился пропавшим без вести. Был найден едва живым представителями Красного Креста и эвакуирован в метрополию. Дальше, как и многих, его ждала война в Алжире.
Летом 1962 года Келифф вынужден уехать во Францию. Он дослужился до капитана, но карьера его складывалась не слишком удачно и в 1967 году он покинул армию «по состоянию здоровья». Жил в Лионе, защищал права своих собратьев, солдат-мусульман. Никогда больше он не видел родных, оставшихся в Алжире. Точнее, тех из них, кто выжил после ухода французов. Арабы жестоко расправлялись с теми соотечественниками, что выбрали сторону Франции. Умер в 2003 году.

P.S. Мне сугубо фиолетово, какие цели преследуют те, кто убивает мирное население. Мусульмане, христиане, европейцы, арабы, чеченцы, коммунисты, монархисты… Если они так поступают, они не достойны зваться людьми.

P.P.S. Не стоит мне сейчас рассказывать о том, как пострадали арабы от французов. Во-первых, я не в том настроении, чтобы это выслушивать, во-вторых, я говорю о вполне конкретном случае, а не «en général».

P.P.P.S. Фотографии отсюда: http://www.histoire-en-questions.fr/algerie-fln.html и отсюда: http://www.tenes.info. За наводку на фотографию Келиффа спасибо buksartis.

© 2007-2013 catherine-catty
Использование любых текстовых материалов данного блога допускается при условии обязательного размещения гиперссылки http://catherine-catty.livejournal.com
Tags: Война в Алжире, Деды и прадеды
Subscribe

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 100 comments