Екатерина (catherine_catty) wrote,
Екатерина
catherine_catty

Category:

"Ежели, в случае, заболеешь, съешь его" или Котлубицкий на службе у в.к. Павла

Ворчливо: случайно посмотрела сегодня по телевизору передачу, в которой посол Франции в России сетовал: мол, молодые россияне в большинстве своем не знают, кто такая маркиза де Помпадур. Задумалась. А что, все французы поголовно в курсе, кто такой Григорий Потемкин? Гарантирую – не все. Они и своих-то героев знают плохо. Мне в Блеранкуре, на родине Сен-Жюста, пришлось объяснять аборигену, что за великий человек родился в этом городке. Француз такой фамилии отродясь слышал! То есть, слышать-то, наверное, слышал. Но не вдавался в подробности. Ну ладно, поворчали и будет. Я хотела сегодня выставить отрывок из «Рассказов генерала Котлубицкого». Речь в нем идет о времени, когда будущий генерал служил артиллерийским офицером в гатчинском войске наследника Павла Петровича. Рассказ ведется от третьего лица, поскольку текст был записан А.А.Ханенко, который подолгу беседовал со стариком-генералом.

«Однажды, когда он (Н.О.Котлубицкий – К-К) принялся передвигать стол для своей работы с одного места на другое, Павел Петрович сказал ему: „Оставь, это не твое дело, ты слуга государственный; у меня есть для этого свой холоп, как у тебя Андрюшка" (в Гатчине он знал домашнюю жизнь каждаго из своих приближенных). „Иван, закричал он на Кутайсова, передвинь стол". Иван Павлович Кутайсов слышал весь разговор из передней, и с той поры уже не возлюбил Кутлубицкаго.

Кутайсов И.П. Рубеж XVIII -XIX вв. Неизвестный художник. Эрмитаж


Через некоторое время его службы, кажется, чуть ли не через год. Павел Петрович сам предложил ему ехать в отпуск к отцу в Малороссию; на дорогу подарил ему свою шинель, в которой, говорил покойный Николай Осипович, я только переделал воротничек: вместо краснаго поставил черный. Великому князю было известно через самаго же Кутлубицкаго, что отец его, живший в маленьком своем имении Полтавской губернии, в Прилуцком уезде, служил в канцелярии графа Румянцова, управлявшаго Малоpoccией, и находился при нем в Турции, и что по милости графа сам он был определен в корпус. Почему, отпуская его домой, Павел. поручил ему передать письмо к Румянцеву, сам привязал его к шнурку, на котором Кутлубицкий, по обыкновению, носил на груди крест, приказал вручить тайно самому графу, заметив при том, что тайнаго с ним свидания он может добиться чрез его карлика.

По приезде молодого адъютанта к обрадованному отцу, первым угощением, по старому обычаю, была ему предложена баня. Дом отца Николая Осиповича состоял из двух комнат, разделенных большими сенями, в которых была сделана печка. Послушный сын не смел отказаться от бани, а между тем куда спрятать письмо? Осмотрев, что в сенях никого нет, вынул он из печи кирпичину, положил туда свой крест с письмом и осторожно закрыл опять кирпичем: по возвращении же из бани, он поспешил вынуть положенное, так чтобы никто не мог видеть.

После первых дней общей радости, проведенных дома, Николай Осипович сказал отцу, что ему следовало бы съездить к графу Румянцову, поблагодарить за его определение в корпус. Отец похвалил сына за его благородныя чувства, на другой день снарядил тележку и в ней отправился с сыном в имение графа Ташань, где он тогда проживал. Приехавши на место, остановились в постоялом доме и, переодевшись, отправились в дом графа. По докладе о них, старик вышел к ним в тулупе, поблагодарил отца и сына за память, погладил последняго по голове, дал ему поцеловать свою руку и пригласил обоих к обеду.

Румянцев П.А. Конец XVIII в. Неизвестный художник. Исторический музей.


После обеда отец Николая Осиповича ушел отдохнуть, а сын сказал ему, что останется посмотреть сад; и только что он ушел в сад, как и выбежал за ним карлик графа, который безпрестанно увивался возле него. Осмотревшись, чтобы никого не было, Кутлубицкий едва успел сказать ему, что он имеет надобность видеть на едине графа, как карлик скрылся под балконом, и чрез несколько минут кивнул ему, чтобы он за ним следовал, и провел темным коридором в спальню графа, а сам исчез. Кутлубицкий увидел перед собою постель и перегородку, из за которой услышал слова графа: „взойди, мой друг, сюда". И когда он взошел, старик спросил его: „что тебе надо?" Кутлубицкий объяснил ему свое поручение и, вынув привязанное ко кресту письмо, подал его графу, который, поцеловав печать, спросил: "за чем ты прежде мне не сказал об этом?" и приказал завтра таким же образом взойти к нему для получения ответа. И когда на другой день Кутлубицкий был опять тем же путем проведен карликом, граф сам привязал ему на крест свой ответ наследнику. „Смотри, я тебе вручаю, сказал он, мою седую голову; чтобы у тебя этого письма никто не видел; ежели, в случае, заболеешь, съешь его".

В.к. Павел Петрович. 1780-е. Неизвестный художник. Эрмитаж.


Потом прибавил: "я вижу, что наследник тебя любит; когда он взойдет на престол, вероятно ты будешь к нему близок. Смотри же, вот тебе мое стариковское наставление: проси у государя за всех и для всех; но для себя, чтобы язык не заикался, чего нибудь просить. Сердце царево в руце Божией, и когда Богу угодно будет тебя наградить через царя, то он и наградит. Но чтобы сам ты никогда ничего не просил для себя". Кутлубицкий за все время пребывания своего при дворе старался быть верен этому благородному наставлению редкаго по чувству и характеру вельможи времен Екатерины и однажды имел случай разсказать о том императору Павлу, когда он спрашивал у него, зачем он никогда ничего для себя не просит.»


Тут, мне кажется, много «вкусного». И обидчивый Кутайсов, и письмо, которое надо съесть «в случае провала», и карлик Румянцева… Еще обращаю внимание на упоминание о бане. Многие наши современники почему-то считают, что наши предки в 18 веке принципиально не мылись или же что в бани ходили лишь простые люди, а дворяне брезговали подобными заведениями. Так вот, официально заявляю: сохранилось множество упоминаний бань или же мылен в мемуарах, дневниках и воспоминаниях 18 века. А кто писал их? В-основном как раз дворяне.

Кстати, вопрос о китайских банях в Париже благополучно разрешился с помощью vorisek. Было два подобных заведения: на Дофинской набережной и на бульваре Итальянцев.
Tags: Как жили в старину, Павел I
Subscribe

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 81 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →