July 8th, 2019

кино

"Карусель".

Положа руку на сердце, признаюсь: на спектакль "Карусель" я пошла с горя. Лето, театры на каникулах, приглашений мало, в кино - мертвый сезон. А тут, вроде, и театр приличный (Московский областной ТЮЗ), и Светлана Тома играет. Пьеса Юрия Суходольского, правда, мне совершенно незнакома и что там будет за кот в мешке - неизвестно.

аф.jpg

И знаете что? Хороший кот оказался. К мировым шедеврам этот спектакль я бы не отнесла, но он отлично поставлен, там прекрасный художник по костюмам и, самое главное, эта вещь пробуждает в зрителях добрые чувства, а я это очень ценю.

Лена (заслуженная артистка России С. Тома) и Света (заслуженная артистка России Л. Добровольская)
начало.jpg

Представьте себе ситуацию: прилетаешь ты на похороны школьной подруги, которую не видела тыщу лет, а она, как выяснилось, живее всех живых. И еще замуж собирается. И это в ее-то, хм, годы! Что ты будешь делать? Правильно: сначала едва не упадешь в обморок, потом - порадуешься, что эта дура жива, а затем задумаешься: а не аферист ли жених? Вот и подруги Елены Сизовой, которая всю жизнь проработала в Литературном музее и вообще явно не от мира сего, решили ситуацию прощупать: что за жених, есть ли квартира, семья и проч. И тут выяснилось... А вот что выяснилось, не скажу. Потому что неинтересно будет. Дело в том, что весь спектакль - это сплошные повороты. Только зритель решил, что он все понял, вжик, - и все меняется. Вы успеете и погрустить, и посмеяться, и подумать о жизни, и вспомнить о своих родных, которым, возможно, нужна помощь и понимание.
Collapse )
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
современность

Матери, проливающие слезы о сыновьях, воюющих в Индокитае, или О расстановке акцентов.

Попалась мне тут под руку книга «История одного ордена» С. Марвича. Про Анри Мартена. Не такая безумная, как якобы перевод книги Поля Тийяра про этого же персонажа, но тоже впечатляет.

Плакат вербовка в Индо.jpg

«Париж. Рабочий квартал. Конец трудового дня. Пятый этаж. В углу небольшой комнаты на стене портрет юноши. На рамке траурная лента. Она появилась несколько дней назад, когда почтальон принес извещение о том, что юноша убит в Индокитае. Еще не скоро забудется горе, да и забудется ли? Глухо звучит голос пожилой женщины, матери убитого. Она находит в себе силу сдержать рыдания. Она говорит знакомой:
— Я его вырастила, выкормила, все сделала для того, чтобы он обучился ремеслу. А теперь мне придется купить для него кусок земли, чтобы иметь право получить его гроб. Моего возвращают мертвым. Я говорю другим: «Добейтесь, чтобы ваших вернули живыми!»
Она невольно подходит к открытому окну. Напротив через двор, в том же этаже такая же скромная квартира. И там мать таких же лет. И у нее сын, ровесник убитому. Они вместе играли на дворе. Сын также в Индокитае. От него приходят письма, раз в неделю, в определенный день. Только в этот день и спокойно сердце матери. Остальные полны муки, тревожного ожидания.
«Добейтесь, чтобы ваших вернули живыми!» — этот призыв осиротевшей матери обращен к соседке.»

Все хорошо, вот только...
Collapse )