August 30th, 2017

современность

Далатская школа для солдатских евразийских детей.

Нередко говорят, что у солдата в армии есть три желания: поесть, поспать и потрахаться. Что касается третьего варианта... Как я уже писала, военно-полевые бордели во французской армии функционировали исправно. Но, сами понимаете, были не всегда доступны. Как народ выходил из положения? Правильно, заводя амуры с местными. Индокитай исключением не был, тем более, что институт наложниц и временных жен там существовал издавна. Поскольку с противозачаточными средствами в ту пору было не очень хорошо, время от времени от подобных связей рождались дети, которых как-то сложно было отнести к определенной расе. Вьетнамец? А рост высокий, кожа светлая и нос не плоский. Француз? Но кто был отец – бог весть, глаза раскосые и волосы цвета воронова крыла. По указу от 1926 года индокитайские метисы признаются французами. Но какие из них французы, если языка Мольера не знают, а лопочут на своем? Командование, видимо, долго чесало в затылке. Но выход нашло: в 1939 году была создана Далатская школа солдатских евразийских детей (L’Ecole d’Enfants de Troupe Eurasiens de DALAT).

ворота.jpg

Что интересно, в ту пору существовали уже две школы специально для солдатских детей коренных народов Индокитая. В Далате создали отдельное учебное заведение для метисов. Девизом школы стала фраза « S’instruire pour servir» (Учиться чтобы служить). Оно и понятно: во всех странах солдатские дети шли по стопам отцов. Кстати, думаю, подобные школы были неплохим социальным лифтом для негров, марокканцев, алжирцев, вьетнамцев и пр. Вообще, указ о создании этой школы настолько интересен, что хоть весь его переводи. «Статья 1. В Индокитае, в Далате, создается школа для солдатских евразийских детей, предназначенная для:
1. детей, рожденных на территории Индокитая, от неизвестного отца, предположительно французской национальности.
2. детей, рожденных на территории Индокитая, от матери из коренных народов и отца французской национальности.»
В школе изучали не только общеобразовательную программу и военную науку, но и местные языки. Учились ребята до 20 лет, потом их ждало звание унтер-офицера и 5-летний контракт. При таком раскладе с них снималась половина затрат на содержание (плата за еду, одежду и пр.). Если выпускник отказывался идти в армию, он был обязан заплатить всю сумму. Самые способные могли рассчитывать не только на стипендию в далатском лицее, но и на поступление в офицерское училище.
Collapse )
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.