February 1st, 2014

комментарии

Маразм крепчал или Предисловие к книге Роблеса.

Заказала на Озоне очередную книжку алжирского писателя (на этот раз француза, Эммануэля Роблеса). Как водится, начала с предисловия… Дальше рассказывать? Нет, я расскажу, страна должна знать своих героев. После того, как я несколько месяцев читала романы, в которых действие происходит в Алжире и которые были выпущены при советской власти, я поняла, что к авторам у меня претензий нет. Каждый писал как видел. К переводчикам – тоже. Потому что ошибки есть, но происходят они из-за того, что у человека не было возможности узнать как перевести тот или иной термин. Это у нас сейчас раздолье: хочешь – в электронные словари лезь, хочешь – книги по теме читай, хочешь – с участниками событий или носителями языка общайся. А 30 лет назад? Но вот к кому я точно имею претензии, так это к тем, кто предисловия писал. На мой взгляд, это были о-о-о-о-очень альтернативно одаренные люди. Подумав, я вывела три порока, им присущие. Рассмотрим на примере Ю. Жукова и Р. Измайловой, авторов предисловия к книге Роблеса.

палач

1. Зашкаливающий пафос и плохой язык. «А на обратном пути, в Берлине, где уже пришел к власти Гитлер, слушал зверскую речь Геббельса у Рейхстага…» я не питаю любви ни к Гитлеру, ни к Геббельсу, ни к прочим фашистским главарям. И подобное выражение было бы вполне уместно на плакате в 1941. Но не 40 лет спустя.
"...который сумел ценой смертельного риска доставить на лигурийское побережье 20 раненых партизан". Выражение "с риском для жизни" я понимаю. "Сильно рискуя" - тоже. "Ценой своей жизни/здоровья" - тоже. Но "ценой смертельного риска"? То есть, у него "смертельный риск" пострадал при этих событиях?

2. Откровенное незнание материала. И ладно бы они просто не знали. Я вот тоже много чего не знаю. Но я обычно следую принципу «Молчи, за умную сойдешь» и высказываюсь когда уверена. Но советским авторам излишняя скромность чужда и вообще они лучше всех знают о ситуации в Алжире и в мире в целом. «Той же теме верности делу народно-освободительной борьбы была посвящена еще одна пьеса Эмманюэля Роблеса — «Речь в защиту бунтовщика», написанная в 1957 году, в разгар событий в Алжире. В основу ее был положен тоже подлинный факт: европейский рабочий из солидарности со сражающимися алжирцами подложил бомбу на электро-станции в пригороде города Алжир. Но в последнюю минуту произошло непредвиденное: в пустынный машинный зал неожиданно вошла группа рабочих. Не желая губить товарищей, рабочий вернулся и, спасая их, с риском для жизни разрядил бомбу, но был схвачен полицией и казнен.» Прочитали? Ну, просто слезы градом, рабочая солидарность и классовое единство. Вот только вранье это от начало и до конца, а вовсе не «подлинный факт». Я как-то писала об этой истории, желающие могут ознакомиться: http://catherine-catty.livejournal.com/255331.html
В общем, «И не «Волгу», а «Москвич», и не выиграл, а проиграл, и не в покер, а в дурака». Не электростанция, а газовый завод, Ивтон никуда не возвращался, бомбу разряжала полиция. А то, что, если бы Ивтон успел, как намеревался, подложить ее под резервуар с газом, то при взрыве снесло бы пол-города (а в Алжире проживало около 800 000) – это вообще мелочи и не стоят упоминания.
Collapse )
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.