Екатерина (catherine_catty) wrote,
Екатерина
catherine_catty

Category:

Дайте, что ли, карты в руки

Как известно, Екатерина II обожала играть в карты, но в игры коммерческие, где все зависит от ума, хладнокровия и правильной реакции игроков. Азартные игры, в которых выигрыш приходит по воле случая, императрица не жаловала. Внук ее, Александр, не одобрял карточную игру вообще. Тем не менее, в России играли всегда. Иногда проигрывали буквально последние штаны. Об одном таком случае поведал полковник первого Егерского полка М.М. Петров. Герой истории, Лев Антипович Тургенев, настолько прославился, что через 40 лет после происшедших событий, когда он был вызван в Петербург по делам военных поселений, император Александр Павлович поинтересовался: «Правда ли это, полковник, что ты давно когда-то, молод бывши, имел страсть к играм и почему-то перестал играть?» так почему же молодой офицер почувствовал отвращение к азартным играм? Послушаем Михаила Матвеевича Петрова.

Карты игральные. XVIII в. ГИМ


«Однажды, при чайном собрании шефа, разговор коснулся гнева государя на картежников, банкового разбоя артистов, продувных шулеров по некоторому злодейскому случаю, происшедшему пред тем в Петербурге, и майор Вельден сказал, иронически усмехаясь: «Ежели бы знал государь аргументальную антипатию к картежникам своего майора, нашего Льва Антиповича Тургенева, то, сделав его патрульным полицмейстером всей империи, мог бы скоро истребить этих беззазорных дневных разбойников».

Рассказ Тургенева в изложении Петрова:
«Случилось это смрадное испытание мое весною 1779 года. Я тогда служил в Брянском пехотном полку прапорщиком, занимая должность полкового комиссара. Полк наш квартировал в Крыму, около и в самом Карасу-Базаре. Я имел трех повозочных и одну верховую лошадей, а по удобоместности той страны, по давней родовой дворянской доблести общей и данному мне от ранних лет сиротства моего воспитанию крестным отцом моим генералом Еропкиным, вечная ему память, держал две своры борзых и одну легавую собаку, имея несколько хороших охотничьих ружей. В этому году произвели меня в подпоручики с переводом в Елецкий полк.

Полковые шулера; видя, что я уезжаю от них достаточным офицером, избегнув их дьявольских козней, подделались ко мне вздохами и элегиями о утрате моего драгоценного им сотоварищества. Угощая у себя на прощании чаем, пуншем и винами, они втянули меня в маленькую игру банка, проиграв мне умышленно до 500 рублей. «Вот я, все еще прапорщик!» — взвился помыслами моими выше палат горы крымской, и, казалось, ясно мне, прапорному, что я осязаю даже блестящий жребий свой, думая, что я избран судьбою покарать злохищников и приехать в новый полк мой знатным герцогом. «Куй железо, пока оно красно»,— сказал я сам себе и засел с ними в генеральную схватку, в которой эти продувные канальи в несколько часов игры моей с ними облупили меня как белочку, выиграв у меня всех лошадей с повозкою, собак, ружья и все, даже мундир с плеч, так что я остался в одном камзоле и панталонах дорожных, словом, почти в таком состоянии, в каком банкрут герцог Кроа почиет нетленным засушенным прахом в ревельской Алай-кирке (Герцога запретили хоронить, пока его наследники не оплатят долги. –К-К).

В этом состоянии, укрывая от сраму офицерское имя,я выступил тайком ночью из Карасу-Базара в 600-верстный поход чрез степи к новому полку своему в Кременчуг, пеш, сопутствуемый моим старым отцовским слугою, который на всем долгом пути этом грыз неумолкаемо тыл мой бранью лютою от всей умиравшей голодной смертию утробы его. В одной землянке пустого чабанского тырла обрели мы, казалось, многоценное сокровище спасения нашего — это был бараний курдюк; но, сваривши часть его в бывшем с нами котелке и поевши без хлеба, мы расслабли от поноса до того, что едва могли, держась один за другого, передвигать ноги. Наконец милосердное провидение спасло нас великодушием настигнувших нас чумаков, возчиков казенной соли, которые еле успели удержать кашицею и соломитой (Вообще, соломита, это щит из прессованной соломы. Неужели и вправду герои до ого дошли, что его жевали? Ой, выяснили, это саламата, вид похлебки -К-К) души наши, прощавшиеся со шкурами и костями. Мы должны были сказать благотворителям нашим почти правду: что нас на ночлеге ограбили разбойники. Они перевезли нас чрез всю степь до днепровской Береславльской пристани, где мы, поблагодарив их — словами — за спасение жизни нашей, пошли чрез селения, там уже нередкие, к Кременчугу, говоря везде то же, что мы ограблены разбойниками, но не изъясняя какими.

После этого урока, ваше превосходительство, карты мне так опротивели, что я поклялся ненавидеть их вечно, и поныне когда гляжу и на гранпасьянс, то чувствую мороз, буровлющий мою спину, и брань старого отцовского слуги отзывается в слухе моем, как вой тени мертвеца в обители смертной. О, поверьте, Ваше превосходительство, Вельден правду сказал: я скорее пощадил бы какого-нибудь головореза-разбойника, за знать рискующего жизнию для наживы, нежели картежника, свободно обирающего неопытность».
Tags: Как жили в старину
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments

Recent Posts from This Journal