August 1st, 2009

история

О прелестнице, очаровавшей короля Эдуарда VII или О том, как князь Юсупов был француженкой-певичкой

Что-то меня потянуло на историю 100-летней давности... Эдак, глядишь, и Александра Павловича забуду. Ну ладно, можно немного отвлечься или нет?

Феликс Феликсович Юсупов, "убийца Распутина", написал совершенно дивные воспоминания. Кто не читал, очень рекомендую. В них он пишет довольно откровенно о разных сторонах своей жизни, в частности рассказывает историю о том, как в юности он разгуливал в женском платье. Началось все с того, что его мать ждала дочь и приготовила приданое розового цвет. Феликса до 5 лет одевали как девочку и ему это крайне нравилось. Ну, это еще туда-сюда, вспомним, что лет 300 назад все дети, независимо от пола, в первые годы жизни носили платья. Но, став юношей, Феликс обнаружил, что из него получилась бы очаровательная девушка. Дальше предоставляю слово самому рассказчику.

Граф Феликс Феликсович Сумароков-Эльстон. Впоследствии – князь Юсупов. 1903. Серов. Русский музей.

Феликсу 16 лет.

"Когда я поступил в гимназию, брат зауважал меня и стал относиться как к ровне. Мы заговорили по душам. У брата была любовница Поленька, девушка из простых, которую он обожал. Жила она в квартирке неподалеку от нашего дома. У нее мы проводили вечера в компании со студентами, артистами и веселыми девицами. Николай обучил меня цыганским песням, и мы с ним пели дуэтом. В ту пор голос мой еще не ломался, я мог петь сопрано. Здесь царила атмосфера юности и веселья, какой так не хватало на Мойке. Родительское окруженье – в основном военные да всякие бездари и нахлебники – казалось нам смертельно скучным. Роскошный особняк был создан для балов и приемов. Но домашний театр и парадные залы открывались у нас редко. В блестящей обстановке жили мы жизнью мрачной, в огромном доме теснились в нескольких комнатах. Не то у Поленьки. Скромная Поленькина гостиная с самоваром, водкой и закуской означала свободу и веселье. Новую шальную жизнь я полюбил и никаких бед от нее не ждал.
Однажды на одном из Полиных вечеров мы, напившись, вздумали продолжить гульбу у цыган. Я тогда обязан был носить гимназический мундир, потому испугался, что ночью меня ни в одно веселое заведенье, тем более к цыганам, не пустят.
Поленька решила переодеть меня женщиной. В два счета она одела и раскрасила меня так, что и родная мать не узнала бы.
Collapse )
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.