November 5th, 2008

Романовы

Гадость или комплимент хотел сказать Чарторыйский? или О цитатах, вырванных из контекста

Авторы, которые негативно относятся к императору Александру I, очень любят цитировать следующие слова Адама Чарторыйского: «Александр за все время, пока был великим князем, не прочел до конца ни одной серьезной книги.». Проблема в том, что цитата эта вырвана из контекста. И, если Чарторыйский начал за упокой, то кончил он за здравие. Он писал не о том, что царь был неучем, а о том, что, не закончив до конца своего образования, Александр сумел стать прекрасно воспитанным кавалером, умным, проницательным, искусным политиком и «одним из наиболее достойных любви государей своего века». Разница велика, не так ли? Почитаем?

Портрет А.Чарторыйского кисти неизвестного польского художника.


«Образование молодого князя осталось незаконченным со времени его женитьбы, благодаря отъезду Лагарпа (одного из преподавателей Александра – К-К), когда Александру было восемнадцать лет. С тех пор он был чужд каких-либо правильных занятий; никто не посоветовал ему взяться за какую-либо работу, и в ожидании принятия на себя деловых обязанностей, он не имел в своем распоряжении никакого плана для чтения, которое могло бы облегчить ему подготовку к предстоявшей ему трудной деятельности. Я часто говорил ему об этом и в то время, и позже. Я предлагал ему для чтения разные книги по истории, по законоведению, политике. Он сознавал пользу, которую они могли принести ему, и желал бы отдаться этому чтению, но придворная жизнь не давала возможности вести последовательные занятия. Александр за все время, пока был великим князем, не прочел до конца ни одной серьезной книги.
Collapse )
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
Романовы

Компромат на Елизавету Алексеевну или Мы что-то не так поняли?

После свадьбы великого князя Александра Павловича и принцессы баденской Луизы (в православии – Елизаветы Алексеевны) муж известной мемуаристки, графини Варвары Головиной, был назначен гофмаршалом, то есть дворецким, молодого двора. Варвара Николаевна сдружилась с юной великой княгиней. Честно говоря, читая мемуары графини я не могла отделаться от мысли, что она глядит свысока и на Александра Павловича, и на его супругу. Головина была старше его на 11 лет, ее – на 13 и, кажется, считала их глупышами-несмышленышами. По крайней мере, такое мнение сложилось у меня. Прошло несколько лет и не только граф Головин подал в отставку, но и его супругу из дворца попросили. Сама графиня такой поворот событий объясняет интригами: муж не получил ожидаемый орден, на нее наговорили Елизавете Алексеевне… Что ж, все в жизни случается. Сохранились письма Елизаветы Алексеевны к графине Головиной, написанные в 1790-х годах. Очень занимательные письма.

В.Н.Головина. Начало XIX века. Жерен.


11 августа 1794 г. «Вы беспрестанно вертитесь у меня в голове. Вы произвели там такой беспорядок, что я не в силах ничего делать. Ах! Я более не вижу перед собой чудного образа, представшего передо мной утром. Это очень, очень жестоко!..».
12 декабря 1794 г. «Я люблю Вас и буду любить, даже если против меня восстанет целый свет... Я теряю голову, у меня мутится разум. Ах! Если это будет продолжаться, то я сойду с ума! Вы занимаете весь мой день до той минуты, когда я засыпаю. Если я просыпаюсь ночью, то сразу начинаю думать о Вас... Я буду любить вас, что бы ни случилось. Никто не может запретить мне любить вас, и тот, кто имеет на это право, приказал мне любить вас. Вы понимаете меня, я надеюсь».
«Воскресенье, 9 часов вечера. «Вы понимаете, я надеюсь, насколько дорог для меня тот день, когда я вся отдалась Вам...».

Так кто же имел право приказывать любить? Муж? Мать? Екатерина Великая? И как вообще понимать послания такого рода? Некоторые понимают вполне однозначно. Остров Лесбос был известен задолго до XIX века.