Екатерина (catherine_catty) wrote,
Екатерина
catherine_catty

Category:

"Аракчеев" Дженкинса или Когда дама выходит из автомобиля, он прибавляет скорость

Начала читать книгу Майкла Дженкинса «Аракчеев». На 30-й странице поняла, что переводчик мышей не ловит. На 60-й – что и автор, пожалуй, тоже. На 90-й начала размышлять, какому бы врагу подарить это сокровище. На 100-й вытащила стикеры и стала отмечать особо вопиющие ляпы. Итак, что выявлено.




Стр. 34. «Екатерина давала Павлу 10 тысяч рублей, которые он получал по частям два раза в год».
Что-то, думаю, маловато. Как мне помнится, содержание у великого князя побольше было. Верно, больше. Об этом можно прочитать ровно через 10 страниц, где автор цитирует слова самого Павла: «Не забывай, что у нас теперь будет не 30 тысяч, а 70 миллионов». Так все-таки 10 или 30? Автор не помнит, что сам только что сказал?

Стр. 40. «Оглохший на левое ухо из-за того, что он стоял слишком близко к орудиям, близорукий и хромающий после падения с лошади, он кроме того, еще и заикался».
Если вы еще не поняли, о каком инвалиде идет речь, то я сообщу: о в.к. Александре Павловиче. А энурезом, проказой и чесоткой он не страдал, часом, нет? И совершенно непонятно, почему все современники, что мужчины, что женщины, хором восхищались красотой, силой и ловкостью великого князя, а потом и императора. Сообщаю: он действительно был близорук и плохо слышал левым ухом. Хромал он ровно столько, столько хромал каждый из нас в жизни. Я, например, после того, как с меня сняли гипс, неделю ковыляла, как старая кошелка. Так и Александр. Конечно, он хромал, когда повреждал ногу. Такое случалось в 1797 году, в 1809, в 1823 и 1824. Что касается заикания, то тут можно сказать только о буйной фантазии автора.

Стр. 69. «… полк кавалергардов, охраняющий апартаменты императора под командованием преданного генерала Саблукова…»
Тут, прям как в анекдоте: «Не «Волгу», а «Москвич» и не выиграл, а проиграл». Не кавалергардов, а конногвардейцев и не генерала, а полковника.

Стр. 73 «После вынужденной отставки Аракчеева его власть ограничилась маленькой вотчиной, состоящей из 2 000 крестьян.»
Ну, не хрена себе маленькая вотчина! 60 процентов помещиков в России были малопоместными, владели менее 20 крепостными, а тут 2 тысячи душ!!!! Нет, я помню, что у Воронцова было 30 000 крепостных. Но он был одним из самых богатых людей России.

Стр. 86. Автор ругмя ругает императора Александра: «Чарторыйский тоже заметил, что Александр «ни одну серьезную книгу не прочитал до конца».
Не, ну какой неуч у нас был император, а?! Книг не читал принципиально! А почему же все считали его европейски образованным? А вот почему, я уже на эту тему делала пост под названием «О цитатах, вырванных из контекста.» Полностью слова князя Адама звучат так: «Я предлагал ему для чтения разные книги по истории, по законоведению, политике. Он сознавал пользу, которую они могли принести ему, и желал бы отдаться этому чтению, но придворная жизнь не давала возможности вести последовательные занятия. Александр за все время, пока был великим князем, не прочел до конца ни одной серьезной книги…» То есть В БЫТНОСЬ ВЕЛИКИМ КНЯЗЕМ, а не ВООБЩЕ. К тому же, напомню, что мемуары – крайне недостоверный источник. Вы уверены, что Чарторыйский написал правду?

Стр. 87. «В 1819 году, когда крепостное право отменили в балтийском государстве Ливония, Александр сказал ливонским дворянам, что их пример достоин подражания».
Зашибись!!! Оказывается, в 19 веке Ливония была отдельным государством, а вовсе не частью Российской империи. Надо сказать латышам, пусть порадуются.

Стр. 91 «О личной преданности Аракчеева артиллерии говорит факт его заступничества за лейтенанта Демидова…»
Никогда не слышала, чтоб в артиллерии моряки служили! Лейтенант – флотское звание, в сухопутных войсках ему соответствует «поручик». Ну, ладно, переводчик Табель о рангах никогда в глаза не видел. Но хоть песню мог вспомнить: «Не падайте духом, поручик Голицын…»

Стр. 109. «К письму прилагался орден Св. Андрея Первозванного – высшая награда, которой мог быть награжден человек, не принадлежащий к императорской фамилии».
А что, у членов имп.фамилии были какие-то еще варианты?

Стр. 112. «… тревоги Александра по поводу общественного мнения, а также продолжающаяся непопулярность его политики побудили его основать первую в России правительственную газету «Северный вестник».
Интересно, а знаменитые петровские «Ведомости» куда делись? И почему это «Северный вестник» превратился вдруг из журнала в газету? И с чего это основывает его сам государь император, а не И.И.Мартынов?

Стр. 140 «Поднимаясь по ступеням собора слышали собственные шаги,» - писал один из придворных.
Александр уехал из Зимнего дворца за город, на уединенную виллу на Каменном острове».
Ну, вообще-то это написала дама (Р. Эдлинг, фрейлина императрицы Елизаветы), а вовсе не «один из придворных». И почему вдруг каменноостровский дворец стал вдруг «виллой»? А что, какой простор для фантазии! «Царскосельская вилла», «Петергофская вилла»…

Стр. 193. «Александр тут же отправил к нему своего личного врача Джеймса Уайли».
В России лейб-медика традиционно именуют «Яков Виллие». Это было бы полбеды, если бы переводчик не забыл, как он назвал врача. На 247 странице лейб-медика зовут уже Джеймс Вили.

Стр. 211. «Эти сведения пришли от лейтенанта Шервуда, молодого офицера английского происхождения…»
Шервуд офицером в ту пору не был, он унтер-офицер. А про лейтенантов я уже писала.

Стр. 227 «Николай наконец согласился взойти на престол… Он обратился за советом к тем, кто занимал ключевые позиции в государстве и был близок к последнему императору: Милорадовичу, генерал-губернатора города, Бенкендорфу, начальнику полиции».
Нет, я понимаю, что «Мы говорим «партия», подразумеваем «Ленин»! И Бенкендорф для дураков уже тождественен III отделению. Но в декабре 1825 года Александр Христофорыч был еще генерал-адъютантом и командиром 1 кирасирской дивизии.


Источники все перевраны так, что глаза бы мои не смотрели. Знаете, что будет, если перевести поговорку «Баба с возу – кобыле легче» на английский и обратно? Правильно, «Когда дама выходит из автомобиля, он прибавляет скорость». Вот один пример. В книге написано:

«Мы возвращались из Франции в Россию морем. Первый дивизион гвардейцев высадился в Ораниенбауме и услышал, как архиепископ Державин поет «Отче наш». Во время службы полицейские беспардонно били чех людей из толпы, которые пытались подойти к войскам, стоявшим строем. Это было первое неприятное впечатление от нашего возвращения в Россию.... Наконец появился император на прекрасной гнедой лошади в сопровождении своего караула. Он собирался опустить свою обнаженную шпагу перед императрицей. Мы смотрели в восхищении. Но в этот самый момент крестьянин начал переходить улицу почти перед его лошадью. Пришпорив лошадь, император бросился с обнаженной шпагой на бегущего крестьянина. Полицейские атаковали его прикладами. Мы, не веря своим глазам, отвернулись; нам было стыдно за нашего обожаемого царя. Так я впервые разочаровался в нем. Я невольно подумал о кошке, которая превратилась в Красоту, но не могла видеть мышь и не броситься на нее».

На самом деле текст звучит так:
«Из Франции в 14-м году мы возвратились морем в Россию. 1-я гвардейская дивизия была высажена у Ораниенбаума и слушала благодарственный молебен, который служил обер-священник Державин. Во время молебствия полиция нещадно била народ, пытавшийся приблизиться к выстроенному войску. Это произвело на нас первое неблагоприятное впечатление по возвращении в отечество. Я получил позволение уехать в Петербург и ожидать там полк....
Наконец, показался император, предводительствующий гвардейской дивизией, на славном рыжем коне, с обнаженной шпагой, которую уже он готов был опустить перед императрицей. Мы им любовались; но в самую эту минуту почти перед его лошадью перебежал через улицу мужик. Император дал шпоры своей лошади и бросился на бегущего с обнаженной шпагой. Полиция приняла мужика в палки. Мы не верили собственным глазам и отвернулись, стыдясь за любимого нами царя. Это было во мне первое разочарование на его счет; я невольно вспомнил о кошке, обращенной в красавицу, которая, однако ж, не могла видеть мыши, не бросившись на нее .»

Это записки И. Д. Якушкина. Кстати, в книге автор не назван и такая ситуация не редкость. «Один гвардейский офицер», «один придворный» (который на поверку оказался фрейлиной), «один современник». Что-то я не поняла, это историческое исследование или опус из серии «Одна баба сказала»?
Итак, что мы видим? Обер-священник превратился в архиепископа, благодарственный молебен – в «Отче наш», рыжая лошадь – в гнедую, гвардейская дивизия - в караул, палки - в приклады. А уж фразу о «Красоте» вообще понять невозможно.

Ах, да, под конец – еще один вопрос. Интересно, каким образом английское название «Аракчеев. Великий визирь Российской империи» можно перевести как «Аракчеев. Реформатор-реакционер»?
По мне, так лучше вообще не выпускать книги, чем печатать такую ахинею.
Tags: Аракчеев, Что написано пером
Subscribe

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 74 comments