Екатерина (catherine_catty) wrote,
Екатерина
catherine_catty

Category:

Россия! торжествуй со славой! Се юный царь, краса людей… или О коронации Александра I.

В мае 1801 года было объявлено: коронация императора Александра I состоится в сентябре. Царь выехал из Петербурга 31 августа. После остановок в Новгороде и в Твери, 5 сентября он прибыл в Петровский путевой дворец.



Вид Петровского путевого дворца. 1813 Неизвестный художник по оригиналу Кампорези.


«Толпы народа бросились 5 сентября за заставу, к Петровскому подъездному дворцу; туда после обеда прибыл государь с молодою супругой. Удовлетворенное любопытство простого народа, шумные его восклицания часто бывают похожи на восторг; лишь бы ему не мешали, он ура прокричать готов и тирану. Тут, говорят, было иначе: при виде венценосной, юной, красивой четы все онемели от радости и удивления; одни лишь взоры высказывали благоговейную любовь. Я помню, что к зятю моему приехал в этот день другой полицеймейстер Ивашкин, чтобы вместе отправиться в Петровское, для сохранения порядка. Они собирались как на пир: не было и тени того страха, той суетливости, с которою ожидают прибытия даже обыкновенного начальника.
На другой день, возвращаясь пешком из архива и выходя на Тверскую улицу, увидел я группы людей, разговаривающих между собою с живостью; прислушавшись к их рассказам, я узнал следующее. Государю вздумалось прогуляться, одному, верхом по московским улицам; его узнали, к нему кинулись, его окружили, его, так сказать, стиснули, но не заслоняя ему пути и не замедляя его. Он был прижат народом так сильно и осторожно, как страстная мать сжимает в объятиях младенца своего. Ни крику, ни шуму; но сквозь легкий шепот услышал он вокруг себя и «батюшка», и «родимый», и «красное наше солнышко», и все, что в простонародном нашем языке есть нежно-выразительного. Царский конь, сбруя и одежда, все в глазах народа освящалось его прикосновением; целовали его лошадь, его сапоги, ко всему прикладывались с набожностью. Перед владыками Востока народ в ужасе падает ниц, на Западе смотрели некогда на королей в почтительном молчании; на одной только Руси цари бывают иногда так смело и явно обожаемы. Какое доказательство, что в нравах сей части света совершенная разница с двумя другими!» (Ф.Ф.Вигель)

Император Александр I. 1801. Кюгельхен. Кадриоргский музей.

За портрет огромное спасибо kry_katrin. Просто немыслимо большое спасибо.


«На протяжении нескольких верст от Тверской заставы до Кремля и оттуда до дворца в Немецкой слободе устроены были перед всеми домами подмостки, в три и более ярусов, чтобы смотреть на торжественный въезд императора, который назначен был 8 сентября. С подмостков перед нашею квартирой глядел я на сие шествие. Ни одного облачка не было на небе; этот день был почти жаркий, так же как и предшествовавшие ему и последующие. На позлащенные кареты, на великолепные цуги, на шитьем и галунами покрытые мундиры и ливреи, на весь блеск сей обыкновенной, хотя, к счастью, редко возобновляемой церемонии смотрели почти рассеянно. Все нетерпеливо ожидали одного человека, все взоры в него вперились, когда он появился, и далеко за ним следовали. О как он был чудесен! В сорок лет знали мы его еще молодцом и красавцем; что же был он в двадцать три? Он почти все время ехал с обнаженною (еще не от волос) головою: ибо у каждой церкви, коих в Москве так много, встречаем был с хоругвями и иконами и должен был останавливаться и молиться. Никто так прекрасно и верно не выразил того, что мы тогда видели и чувствовали, как Жуковский в известном своем к нему послании:
Свет утешительный окрест тебя сиял,
Нам обреченный вождь ко счастию и славе!
Через два дня потом было после обеда гулянье в Слободском дворцовом саду. Вечер был летний, теплый; теснота и давка чрезвычайные, так что иным поневоле приходилось коснуться самого императора, и многие, как говорили, насладились сим осязанием.
… Подле Ивановской колокольни, против дворца и соборов, сделаны были места, куда по билетам пускались по большей части одни только дамы; по чрезвычайной молодости моей, по тесноте и темноте можно было принять меня за женщину, и я получил дамский билет…» (Ф.Ф.Вигель)

Колокольня Ивана Великого в Кремле.


Вот за что люблю Филиппа Филипповича, так это за слог. Как говорится, от великого до смешного! Хотел написать о народной любви к императору, а получился почти анекдотический рассказ о царе, который попал в толпу, где каждый хочет его ущипнуть или погладить. Похоже, после этой прогулки бедный монарх был весь в синяках. А дальше что мы видим? Безбородый юнец пробирается на трибуны по дамскому билету! Цирк да и только! Интересно, а дамы как к этому отнеслись?

Император Александр I в коронационном одеянии.


А вот и само одеяние.

Это форма Преображенского полка, старейшего в России: мундир из темно-зеленого сукна, жилет из белого сукна и холста с 9 медными пуговицами, шляпа из черного фетра.

«День торжественного въезда императора Александра в Москву, как праздник отличается от будня, так оный не походил на бывший 4 года и несколько месяцев тому назад. Тогда все чиновники военные и статские, в карикатурных своих мундирах, ехали по два в ряд, младшие, впереди, что составляло предлинную линию в виде протянутой веревки. Император Павел ехал один, и несколько позади два великие князя.
Теперь же молодой император, в красе лет своих богоподобной наружности, ехал окруженный многочисленною и блестящею свитою; все было величественно, а не карикатурно. Перед императором ехало одно только московское дворянство по два в ряд, на отличнейших лошадях, на коих были богатейшие уборы; после церемонии все эти лошади подведены были государю. Стечение народа было неимоверное; радостные клики сопровождали императора от самого Петровского дворца до Кремлевского; дома украшены были разными дорогими тканями; дамы во всех окошках приветствовали вожделенного гостя, махая белыми платками своими, развевающимися по воздуху; погода была прекрасная, как посреди лета. Я в жизнь мою ничего не видывал ни торжественнее, ни восхитительнее сего достопамятного дня.»(Е.Ф.Комаровский)

Успенский собор Московского Кремля.




Церемония венчания на царство состоялась 15 сентября в Успенском соборе Московского Кремля. В начале XIX века об управлении погодой речь и не шла. (Слухи о ведьмах не будем брать в расчет.). Но даже если бы люди тогда освоили это умение, все равно они не смогли бы сделать лучше того, что сотворила сама природа. 15 сентября с утра было пасмурно, сыро, темно. Казалось, погода не благоприятствовала празднику. Но постепенно туман рассеялся а когда митрополит Платон возложил на императора корону и тот вышел из дверей собора к народу, блеснул ослепительный солнечный луч. Говорят, митрополит Платон сказал тогда: — „Мы сподобились увидеть ангела в короне и порфире - поберегите его!"

Коронация императора Александра I. После 1826. Верне. Русский музей.


Митрополит Алатон (Левшин). Неизвестный художник (вроде как).


«Зрелище было восхитительное и трогательное, когда император возлагал корону на августейшую свою супругу, и видеть потом молодую императорскую чету, пленительной красоты, в коронах и царских облачениях, шествующею при пушечной пальбе, колокольном звоне и восклицаниях многочисленного народа, под золотоглазетовыми балдахинами, вокруг древнего Кремля. По сему случаю праздники были превеликолепные, особливо у графа Шереметьева в Останкине, где дан был спектакль, бал, фейерверк и ужин, и вся дорога от Москвы до Останкина, на расстоянии шести верст, была иллюминована…
Чтобы дать понятие, с каким восторгом император Александр встречаем был в Москве народом, привожу следующий случай. Его величество всякий день, после развода, изволил прогуливаться по московским улицам, верхом, в сопровождении бывшего тогда в Москве главнокомандующего, фельдмаршала графа Салтыкова, и дежурного генерал-адъютанта. Однажды я имел счастие сопровождать императора; множество народа окружило государя и беспрестанно кричало: «Ура!» Один мужик долго шел подле стремени императора, все любуясь на него, вдруг обтер пыль с сапога его величества, перекрестился и поцеловал его ногу. Это было как сигналом для всей толпы, которая таким же образом начала целовать с обеих сторон ноги императора.» (Е.Ф.Комаровский)

Иллюминация на Соборной площади в честь коронации Александра I. 1801-1810. Алексеев. Эрмитаж.


Надо сказать, что не все восторгались молодым императором. Нашлись и недовольные. Придворные тщетно ждали от царя щедрых подарков. Таких, как на коронации его батюшки, когда за один день было роздано 82 тысячи крестьян. Некоторые особы, приближенные к трону, даже открыто просили о пожаловании им имения. Как например, Евгений Вюртембергский, кузен Александра, который услышал в ответ на свою просьбу следующее: «Большая часть крестьян в России — рабы. Считаю лишним распространяться об уничижении человечества и о несчастии подобного состояния. Я дал обет не увеличивать числа их и потому взял за правило не раздавать крестьян в собственность». Не будучи в состоянии уничтожить крепостное право, Александр категорически отказался закрепощать свободных людей.

Аллегория на случай восшествия на престол Государя Императора Александра I. 1801. Авриль по рисунку де Мейса.


В тот период было написано огромное количество од, прославлявших юного монарха. И их писали не заштатные стихоплеты, нет, лучшие из лучших. Державин, Карамзин, Дмитриев.

…Кто на царство так венчался?
Кто так души все пленил?
Кем я столько восхищался,
Сладостные слезы лил?
После музы мне сказали,
Кто так светом овладел:
"Царь сердец, - они вещали, -
Бог любви, всесильный Лель".
(Г.Р.Державин)

Искусство украшает грады;
Везде с богатством виден вкус.
Везде Афины — вертограды
Для Феба и любезных муз;
Везде их блеск, очарованье,
Под кровом мирной тишины;
Врата темниц отворены,
В судах глубокое молчанье,
И воин, опершись на щит,
Главу склонив, покойно спит».
У нас Астрея! восклицаю,
Или воскрес Сатурнов век!..
Ответу Клии я внимаю:
«У вас на троне — человек!
Премудрый Александр, рожденный
В венце отечеству служить,
В сердцах и летописях жить!
Во дни его благословенны
Умом Россия возросла,
В добре и нравах процвела.
(Н.М.Карамзин)

И я питомец Аполлонов:
Так умолчу ль в сей важный час!
Судьба решится миллионов;
Взор мира обращен на нас,
И свыше громовержец внемлет:
Младый сподвижник восприемлет
Обет, который всех святей:
Быть стражем и отцом полсвета!
Утешь нас радугой завета,
О бог судеб! о царь царей!
(И.И.Дмитриев)

А вот строки польского (полонеза) на коронацию императора Александра I.

Слава! протеки вселенну
Быстрой, огненной стрелой
И Poccию обновленну
Вознося, звучи и пой!
Александр уже в короне,
Милость, кротость, благость с ним,
Где отец и друг на троне
Равен царь богам самим.

Медаль в память о коронации Александра I.




«Царь царей»… Почти пророчество. Так назовут Александра через 13 лет, после падения Бонапарта. А тогда, в 1801 году его величали еще Лелем, Амуром, ангелом... Каких только эпитетов не был тогда удостоен император! И, едва ли не самым главным среди них было слово «Человек». Но именно потому что Александр был человеком, он не мог до конца отдаться этим торжествам, не мог забыть, какую цену ему пришлось заплатить. «Коронационные торжества были для него источником сильнейшей грусти. Никогда не предавался он столь сильно мучениям совести из-за того, что хотя и невольно, но все же был причиной смерти своего отца. У него бывали минуты такого страшного уныния, что боялись за его рассудок.» (А.Чарторыйский)

Жетон в память коронации Александра I.



Такие жетоны выпускались из золота, серебра и бронзы. Поскольку они отличаются только по материалу, я выложила лишь золотой.

P.S. Картинки кликабельны.
Tags: Александр I: биография
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 45 comments

Recent Posts from This Journal