Екатерина (catherine_catty) wrote,
Екатерина
catherine_catty

Categories:

Венские ночи императора Александра или Бизям Бизямовна с плоским носиком.

«Дело было вечером, делать было нечего». Из-за кризиса количество работы у меня резко сократилось, а рабочий день остался прежним. Недели две я «вылизывала» архив, доведя его до зеркального блеска. Но недавно у меня фантазия закончилась и предо мной встал извечный вопрос русской интеллигенции: «Что делать?». Результатом вынужденного безделья стал текст, который можно прочитать ниже. Это мысленный разговор императора Александра I с сестрой Екатериной Павловной. Действие происходит во время Венского конгресса во дворце Хофбург в ноябре 1814 года.

На всякий случай: тем, кого корежит от слова «кровосмешение» под кат лучше не заглядывать.

В красной гостиной уже зажгли свечи и отблески огня отражаются в зеркалах. Неужели этот бесконечный день закончился? Четырнадцать часов фальшивых улыбок, светских разговоров и тонкой лжи. И острая боль в сердце. Как ты могла? Как могла ты даже подумать о том, чтобы покинуть меня? Как, Катрин? Мы же всегда были единым целым. Одна кровь, одна суть, одни мысли. А сейчас? Что изменилось? Разве... Разве ты не любишь меня больше? Кто он, этот Вильгельм? Принц какого-то захудалого немецкого государства. На этом конгрессе счет подобных «владык» на десятки… Ну да, он молод и, в сущности, хорош собой... но разве этого достаточно? Кто вспомнить имя этого ничтожества через 100 лет? И притом он же женат… Очнись, Като!

Император Александр I. 1810-е. Неизвестный художник. Эрмитаж.


Ты сделаешь то, что клялась никогда не делать? Уедешь? Катрин, ты зачахнешь в этом Вюртемберге без наших просторов. Как ты сможешь жить без России, ты, самая русская из нашей семьи? Помнишь, кто-то губернаторша Ушакова, удивилась, услышав тебя? «Что вы странного нашли. Что я, русская, хорошо говорю по-русски?» - таков был ответ и в этом вся ты. Я прикажу нарисовать твой портрет в кокошнике и с жемчугами на шее. Русская великая княжна. Нет, уже великая княгиня. Всего несколько букв, а какая большая разница.

Ты обиделась на меня тогда? За то, что я отдал тебя Георгу? Но я не мог поступит иначе, не мог. Либо ему, либо Бонапарту. А я бы лучше перегрыз себе вены, чем своими руками уложил тебя в постель этого корсиканского выскочки... Он забрал всю Европу, но тебя, самое дорогое, что у меня есть, тебя он не получил. Да, я знаю, ты не пришла в восторг от кузена. Тщедушен, мал ростом, прыщав. Утром ты насмехалась над ним, а вечером объявили о вашей помолвке. Ты была тогда вне себя от гнева… Но ты всегда была умницей, ты поняла, что иного выхода не было. Ты простила меня? Или до сих пор дуешься? Я не мог спросить тебя об этом. Даже потом, когда ты снова стала моей. Я просто выбросил это из памяти. Георга не было, как не было Багратиона. Их просто не существовало в нашей жизни. Как и Елизаветы. Странно, ты никогда открыто не ревновала к ней, даже не упоминала ее имени. Ты знала, что белобрысая худышка никогда не была мне по душе, а уж теперь, когда она так подурнела, и подавно? Говорят, родные в Бадене едва узнали бедняжку: талия расплылась, лицо покрылось пятнами. Похоже, наш климат не пошел ей на пользу. Климат или что-то еще? Ходили слухи, что однажды ей передали отравленное притирание. Впрочем, какую только чушь не несут люди! Помню, Долгорукие распускали сплетни о том, что ты была влюблена в князя Михаила, этот миф льстил их самолюбию. Только миф. Призрак. Иллюзия. К сожалению, Багратион призраком не был.

Багратион Петр Иванович. Первая четверть XIX века. Неизвестный художник. Бородинская панорама.


Невзрачный 40-летний генерал, каких в нашей армии хоть пруд пруди. Что ты нашла в нем тогда, Катрин? И как далеко зашли ваши отношения? Я хотел бы однажды спросить тебя об этом, но боюсь. Боюсь услышать ответ. Пусть уж будет так, как есть: зыбко и неясно. Хотя... Скорее да, чем нет… Правда, сестрица? Как ты испугалась, когда Багратион был при смерти, что его бумаги попадут в чужие руки. Какие письма писала мне тогда! Ты умирала от страха, что кто-нибудь найдет среди бумаг твои послания. Они были столь шокирующими? «…Багратион умер вчера ночью… Вы помните о моих отношениях с ним и то, что у него в руках остались документы, которые могли бы жестоко меня скомпрометировать, если бы попали к посторонним. Он клялся мне сто раз, что уничтожил их, но я знаю его характер и это позволяет мне сомневаться в истинности его слов.». Катрин, ты хоть понимаешь, что ты тогда от меня требовала? Бонапарт стоял в Москве, из Петербурга срочно эвакуировали имущество министерств, контор, архивов, приютов. Даже памятник Петру Великому собирались отправить подальше от столицы, дабы он не достался французам. На Неве уже стояла баржа, готовая принять его. А я должен был раз за разом посылать курьеров в Сумы, а потом ночами перебирать доставленные оттуда бумаги, 6 огромных кип! Твоих писем там не было, нет, он уничтожил их сам. Давно, еще в Молдавии. А если бы были? Прочитал бы я их или нет? До сих пор не нахожу ответа на этот вопрос.

В.к. Екатерина Павловна. Начало XIX века. Неизвестный художник русской школы. Лувр.


Почему я выбрал Георга? Почему не красавца Леопольда? Наверное, именно потому, что принц Саксен-Кобургский был хорош собой. Мне было бы невыносимо представлять тебя в его объятиях. Пусть уж лучше Георг. По крайней мере, не так обидно…

Принц Леопольд Саксен-Кобургский. 1820-е годы. Доу. Эрмитаж.

В начале XIX века служил в русской армии, участвовал в сражениях под Аустерлицем, Фридляндом, Кульмом, Лейпцигом, Парижем и пр. В 1830 году Леопольд стал первым королем Бельгии.

Георг. Странно, в конце концов я даже по-своему полюбил его. Честный малый, хоть и недалекий. Как он рвался в бой в 12-м году! «Прошу у вас разрешения присоединиться к армии, я желаю прославиться... Я чувствую в себе достаточно силы, чтобы заслужить мундир, который я вижу на других. Они носят его с честью, тогда как я не имею на это никакого права!» Глупец! Ты желал прославиться! Что ты мог сделать на поле битвы, ты, который никогда не был солдатом? Пороховая гарь, земля и кровь. Я помню этот запах. Вдоволь нанюхался на Аустерлицком поле, Сколько позора я тогда натерпелся! Первый раз в бою, а решил, что могу командовать армиями. Щенок! И Кутузов хорош! Буркнул что-то в сторону и двинул полки вперед. Почему он не возразил, не остановил меня? Суворов бы на его месте кричал петухом, стихоплетствовал, блажил, но настоял бы на своем. А этот послушался. И я этого не забыл. Я не забываю свои проигрыши и ошибки. И чужие тоже. Георг, Георг! Ты думал, что война - это доблесть, слава и геройство. Знаешь, что случилось со мной в первый день Аустерлица? Медвежья болезнь. Самодержца всероссийского сразил банальный понос. Мы не всегда властны над своим телом и единственное, что я мог сделать, это скрывать свое недомогание, как мог. «У императора болел желудок»... Какой желудок, я не мог проглотить ни куска пищи, внутренности начинало выворачивать! Мне было плохо уже утром, а к вечеру я уже едва мог сидеть в седле. Я никогда не был трусом, я стоял и под пулями, и под ядрами… Но под Аустерлицем… Георг, тогда я не опасался врага, я боялся, что свои догадаются. Когда побежали полки, я останавливал солдат: «Я с вами, я подвергаюсь той же опасности. Стой!». Бесполезно! Я держался до вечера, а потом сломался. Стыдно самодержцу рыдать на глазах у своих подданных. Стыдно! Но я уже не мог удержаться.

Император Александр I. 1804. Босси.


Георг, ты знал про нас? Знал и все же посватался к Катрин? Она была завидная невеста. Для тебя, конечно. Русская великая княжна. Огромное приданое. А сколько почета! Директор путей сообщения. Генерал-Губернатор. Тверская, Ярославская и Новгородская губернии в подчинении. Территория величиной с неплохое европейское государство, куда больше твоего Ольденбурга! Ради этого можно было кое-что и не заметить. Но ты заметил. «Я очень обязан великой княжне Екатерине, которая любит меня, если можно так выразиться, как своего брата. Последнее пусть останется между нами и прошу никогда не делать никаких намеков на это счет императрице.» Георг, Георг, ты с ума сошел? Разве можно доверять свои мысли бумаге? Или не знаешь, что письма не всегда читает только тот, кому они адресуются? Впрочем, я и сам хорош! Что я там писал? «Если вы и сумасшедшая, то самая восхитительная из всех когда либо существующих. Я заявляю, что вы полностью завоевали меня, и что я без ума от вас.» Как же я любил тебя, Като!

Принц Георг Ольденбургский. 1811. Кипренский. Царское Село


А ты? Любила? Ты же всегда была на моей стороне, всегда. Пусть разными путями, но мы оба упорно шли к одной цели: к величию России, к победе над Бонапартом. Помнишь, как мы смеялись над попытками Савари распространить сплетни о заговоре в твою пользу? Слухи, высосанные из пальца. Тебе хватало того, что я тебя слушал и иногда поступал так, как ты хотела. Если это не противоречило моим планам, конечно. Хрупкая иллюзия власти над императором. Всего лишь иллюзия. Ты никогда не стремилась взять власть в свои руки, ты не повторила бы судьбу нашей бабки. Та переступила через труп мужа, я - через труп отца. Не верю, что ты могла бы стать братоубийцей.

В.к. Екатерина Павловна. 1805. Фюгер. Царское Село.

Этот портрет висел в покоях императора Александра I, в библиотеке.

Константин - возможно, но не ты. Если со мной что-то случится он сядет на трон, это известно. Смешно, но именно поэтому я мог не опасаться заговоров. Возможно, я был плохим царем, но Константин был бы еще хуже. Спасибо батюшке, четко определившему порядок наследования престола. Ни шагу влево, ни шагу вправо. Только вперед. А впереди Константин. Знаешь, с какой-то точки зрения нам были на руку все его выходки и попойки. Кто захочет иметь императором пьяницу, сквернослова и насильника?
Да, он говорил, что любит меня, что верен мне, что не хочет царствовать, что боится. «Удушат, как отца удушили!» Но неужели никогда его не манила корона? Цесаревич, наследник престола. Этот титул даровал ему отец после Альпийских походов... Странно, я и не думал, что мне до сих пор это небезразлично. Сказать, что мне было обидно тогда, значит, ничего не сказать. Не обидно, страшно. Батюшка грозил пальцем: не забывайся. Думаешь, раз ты мой наследник, значит второе лицо в государстве? Ты никто! Захочу, в порошок сотру. Захочу - и будет в России два цесаревича. Наверное, после этого я уже не мог доверять брату. Ни ему, ни матери. Как она кричала в ту ночь! «Я хочу царствовать! Я императрица! Я коронована!». Ее горячо любимого мужа только что зверски убили, а она представляла себя Марией I. Впрочем, она тоже не питала теплых чувств ко мне. Заставила поклясться, что я не знал о заговоре против отца. И я поклялся. Она не поверила, переехала в Павловск, отдалилась, хотя и раньше не была особенно близка…

Цесаревич Константин Павлович. 1817. Беннер. Частная коллекция.


Если бы было возможно, я объявил бы тебя наследницей. Если бы было возможно... Если было бы возможно, батюшка остался бы жив, если было бы возможно, я бы женился на тебе. Но первое было так же невозможно, как и второе. Впрочем, коронованные особы редко вступают в брак по любви. «Стерпится - слюбится» - говорят в России. Иногда такое случается, но чаще - нет. Елизавета так и осталась мне чужой. Но она по крайней мере понимает, в чем обязанности императрицы. А вот Анна бросила мужа, как только стало возможно, и больше в России не появлялась. Я не виню ее, нет. Помнится, напротив, я всегда был на ее стороне, даже помогал ей готовить побег, когда батюшка был жив. Но тогда ничего не вышло. Отец потребовал возвращения невестки и она вернулась. Что могло какое-то нищее немецкое герцогство против огромной России? Ничего. Я отпустил Анну, как только стал императором. Странно, но даже это не расположило ее к нашей семье. Мы стали для нее самым страшным воспоминанием юности. Незабываемым кошмаром. Что ж, Константина, кусающего жене руки или стреляющего живыми крысами из пушки сложно запамятовать... Но ведь я был другим. «Прелестный юноша», как говорила бабка, кроткий, любезный. Но и между мной и Елизаветой тоже встала стена.

В.к. Елизавета Алексеевна. 1795. Боровиковский. Павловск.


Женщина. Жена. Странное явление для 15-летнего мальчика. Еще вчера что-то почти запретное, а сегодня - свое. Не грех - обязанность. Супружеский долг. Я так стремился не подвести, так хотел оправдать надежды бабки. В ту ночь, первую брачную ночь, я «оправдал» их трижды. А утром я увидел пустоту в глазах жены. Леденящий холод, ничего больше. Она не знала, что супружеские обязанности выполняются таким образом. А я… Пожалуй, я тоже знал слишком мало. Бабка была умной женщиной, поэтому она приказала Екатерине Торсуковой просветить меня перед свадьбой... Странно, как много было в моей жизни Екатерин. Впрочем, это имя было крайне популярно в конце прошлого века, да и нынче оно часто встречается. Память об императрице живет в народе… Екатерина прекрасно справилась с поручением. Мне не было неприятно, нет. Она была красива и всего на 5 лет старше меня. И она была опытна, в первый раз это очень важно. Я опытен не был, и Елизавета застыла, затворилась в своей холодности.

Торсукова Екатерина Васильевна. 1795. Боровиковский. Третьяковка.

Она была племянницей Марьи Саввишны Перекусихиной, любимой горничной и наперсницы Екатерины II. А вы как думали? Такое ответственное дело абы кому не поручат!

Потом она смогла оттаять, полюбить. Но не сразу и не меня. Сначала был Чарторыйский, затем - Охотников. Я не был против, предоставил ей свободу. Почему? Потому что я сам хотел свободы. Вольность против вольности, это было честно. В какой-то мере я ей очень благодарен: жена не корила меня за амурные похождения, не читала нотаций, не пыталась выслеживать. Смешно, но я был ей очень признателен и за то, что оба ее ребенка – девочки, что на русский трон не сядет байстрюк. Хотя, очень странно было держать на руках чужое дитя, прилюдно называя его своим. Ее дитя, не мое. Никогда не мог понять, почему именно мне было отказано в этом. Любой: дворянин, купец, крестьянин мог рассчитывать на продолжение рода. Любой, но только не тот, для кого это было важнее всего, не император всероссийский. Кто виноват в этом? Бабка, судьба или я сам? Сейчас я уже не помню, от кого подхватил тот недуг, у меня было много женщин в юности. Наследник престола и такая постыдная болезнь! Виллие мне клялся и божился, что я исцелился… Или виной всему краснуха, перенесенная в детстве? Первым занедужил Костя, потом – я. Почему болеют дети, а страдают потом взрослые мужчины? Разве это справедливо? Хворь давно прошла, но ни у него, ни у меня нет детей. Павел Константинович, сын Фридерихс? Полно, сомневаются даже в том, что это ее ребенок, что уж тут говорить об отцовстве... Слышал, что длительные холодные ванны также не способствуют плодовитости. Ах, бабка, бабка, что же ты наделала? Ты хотела создать нового человека: сильного, ловкого, закаленного…

Императрица Екатерина II. Левицкий (возможно). 1780-е. Русский музей.

Очень камерный, домашний портрет. «Бабка», а не «императрица».

Будет! К чему искать причины, если невозможно ничего исправить? К счастью, иметь детей от императора лестно, иначе по Петербургу давно бы ходили гнусные слухи. Но нет, стоит забеременеть очередной прелестнице, с которой я имел удовольствие переспать, как она тут же объявляет ребенка моим, невзирая на наличие мужа и десятка других любовников. Правда, дурочка Нарышкина однажды перестаралась. Сколько ты носила «мою» дочь, Мари? Ты думаешь, мои «добрые» подданные не сумеют посчитать, сколько недель прошло между моим отъездом из столицы и твоими родами?

Нарышкина Мария Антоновна. 1808. Босси.


Нарышкина… Она была очень удобной любовницей. В меру глупой, молчаливой, заботливой. Никогда не говорила о политике и представляла как раз тот тип женщин, что мне всегда нравился: брюнетка в теле. Любил ли я ее когда-нибудь? Не знаю… Но не понимал никогда. Как, будучи фавориткой самого императора, она могла мне изменять?! Лев Нарышкин, Гагарин, Ожаровский. Сколько их было еще? Впрочем, я знал о ее непостоянстве и раньше, еще до начала нашей связи. Зимой 1801 Зубов и я, мы оба добивались расположения Марии. Она не давала прямого ответа обоим, ей было лестно что два таких человека, наследник престола и последний фаворит императрицы без ума от нее. Тогда мы с Платоном заключили пари: кто первый добьется знаков внимание, продолжит ухаживание. Зубов принес любовные записки и я отступил, отказался от Мари.

Зубов Платон Александрович. 1790-е. Лампи (вроде как).


Ненадолго. Прелестница наскучила Зубову и я подобрал ее. Мари была так хороша! Если бы моя жена была похожа на нее, как сложилась бы наша жизнь? Странно, но я никогда не хотел Елизавету как женщину. В юности мы неплохо ладили. Полудетская дружба. Подруга по играм. Но даже тогда я не мечтал задрать ей юбку. Грубо так говорить о своей жене и императрице? Грубо, а что поделаешь. Если бы я был чуть старше, этот брак, возможно, не состоялся бы. Но мне было всего 15, и я еще не знал жизни.

В.к. Александр Павлович. 1797-1798. Лампи-старший (возможно) Русский музей.


Екатерина так старалась приблизить день свадьбы… Женитьба делает человека совершеннолетним, выводит из-под власти отца, а императрица хотела, чтобы тот не мог иметь на меня влияния. Малейшая проволочка огорчила бы ее. Я решил посоветоваться с Александром Яковлевичем. Выслушав меня, он возрадовался: «Прямая любовь, основанная на законе, соединена обыкновенно с большим почтением, имея нечто в себе божественное; поелику она, быв преисполнена нежности, прилепляется более к душевным свойствам, нежели к телесным, а посему самому и не имеет тех восторгов, кои рождаются от сладострастия.» Старый глупец! Неужели в самом деле ты считал прекрасным то, что жениха не тянет к невесте? «Не возжелай жены ближнего своего». У меня получилось все наоборот. Я хотел бы получить жен всех своих ближних, кроме своей собственной. И еще я хотел тебя.

В.к. Екатерина Павловна. 1805. Тишбейн.


Младшая сестра, запретный плот, та, которую я не должен был желать никогда. Все началось так невинно. Переписка, забава, игра слов... «Мало что в мире я люблю так, как мою Бизям…» Как же далеко зашла эта игра! Ты утешила меня тогда, после Аустерлица. Нежная, ласковая, невинная. Невинная телом, но душой ли? Като, ты знала, что это смертный грех? Знала, не могла не знать. И все же ответила на мои поцелуи. Мне тогда было нечего терять, не все ли равно, сколько грехов, если самый страшный уже совершен и расплата неизбежна? Но ты? 17 лет. Распухшие губы, ласковые руки, темные волосы, рассыпавшиеся по подушке. Это была дорога в ад, этого греха нам уже не отмолить. Господь-вседержитель, но разве любовь может быть грехом?

Император Александр I. До 1806. Аткинсон. Симбирский художественый музей.


А теперь ты хочешь уехать. Далеко. Навсегда. Никогда больше не видеть тебя, неужели это возможно? Или приезжать раз в год? Муж, семья, дети, воскресные обеды, семейные праздники ... Ничего этого я не могу тебе предложить. Повелитель самой большой в мире страны не может дать тебе такой малости… Когда ты объявила мне, что любишь его, я сорвался, Като. Я захотел доказать тебе, что на свете кроме тебя существует тысячи женщин, что ты не нужна мне. Графиня Эстергази, герцогиня Саган, княгиня Багратион… Это было легко, так легко, что даже неинтересно. Русский император, победитель Бонапарта, белокурый красавец… Для них это было лестно. А я? Что чувствовал я? Ничего. Эти принцессы и герцогини вели себя как последние шлюхи, как будто у них не было ни мужей, ни любовников, как будто им некому было хранить верность. Тогда я решил попробовать этих самых последних шлюх, но уже в прямом смысле. Их привели с улицы, отмыли, кое-как одели. И опять ничего. Немного забавно. Они не знали, с кем имеют дело: мой немецкий всегда был хорош, а внешностью я более походил на австрийца, чем они сами. А потом я понял, что все это не к чему, что тебе все равно, с кем я был. Вот это было самое страшное. Безразличие в твоих глазах. Формально я не могу удерживать тебя. Вдовы сами располагают собой. Как брат - не могу, как император - да. Но я не буду этого делать. Нельзя построить свое счастье на чужом несчастье. Что ж, иди, Катрин и будь счастлива. Надеюсь, будешь. Только как же мне жить без тебя? Катрин, Като, Бизям моя, как же мне тебя забыть?
_________________________________________

В январе 1816 года Екатерина Павловна вышла замуж за принца Вюртембергского, к тому времени получившему развод, и уехала в Германию, на родину мужа, где в 1818 году умерла от рожистого воспаления. До конца жизни Александра в его рабочем кабинете в Царскосельском Большом дворце со стен смотрели на императора два портрета сестры, а на столике стоял бюст великой княгини.

Рабочий или малый кабинет императора Александра I в Большом Царскосельском дворце. 1875. Гау. Царское Село.

Интерьер кабинета сохранялся в неприкосновенности до 1941 года. Портреты Екатерины Павловны у окна (Это автопортрет 1803 года) и над диваном (кисти К.Грегера, 1804). Их легко отличить от прочих, на обоих у нее красная шаль.


Р. S. Этот текст - беллетристика. Тем не менее, все события, упомянутые в нем, происходили в реальности или по слухам. Все цитаты, приведенные в тексте подлинные, они взяты из писем действующих лиц или воспоминаний современников.

Оригиналы посланий Александра и Екатерины Павловичей, а также Георга Ольденбургского, на французском. Перевод мой, за исключением письма Георга «Я очень обязан великой княжне Екатерине..». «Бизям Бизямовна» - детское прозвище Екатерины Павловны. Александр Яковлевич, о котором упоминает Александр, это его воспитатель Протасов.

За помощь в собирании материала спасибо baronet65 и timofeikoryakin.

Р.P.S. Если меня спросят, спал ли Александр I с сестрой, я честно скажу: не знаю. Возможно, да, возможно, нет. Не «Категорически да!» и не «Конечно нет, потому что этого не могло быть никогда!». Похоже, влюблен был. Кое-какие косвенные доказательства есть.

1. Явное выделение императором Екатерины из ряда прочих сестер. В дни самой напряженной работы, когда времени уже не хватало ни на что, император все же писал ей, в то время как остальным передавал лишь приветы. Именно с ней был предельно откровенен, ей объяснял свои поступки, ей доверял самые тайные мысли. Екатерине дали приданое гораздо более ценное, чем прочим великим княжнам. При этом, выйдя замуж в первый раз, она осталась в России, а не уехала на родину мужа. Императорская семья не хотела расставаться со своей любимицей. Местом жительства Екатерине была определена расположенная на полдороги между Санкт-Петербургом и Москвой Тверь, где в 1809-1812 гг. Александр не раз гостил.

2. Когда в 1813 году русская армия перешла границы России, Екатерина Павловна последовала за ней, оставив сына-младенца на попечении матери, императрицы Марии Федоровны. Больше года она вела крайне оживленную переписку с Александром, встречаясь с ним, когда это было возможно. Когда было невозможно, просила и требовала нового свидания. Официальной целью пребывания Екатерины за границей было лечение нервических припадков, которые преследовали великую княгиню после смерти мужа. Почему нельзя было сделать это на Родине? Курорт Марциальные воды известен со времен Петра Великого. Доктора предлагали великой княгине кашинские воды. Зачем чуть ли не в обозе наступающего войска тащиться в Германию и Австрию, по которым прокатилась война? Но дама считала себя «сестрой солдата» и упрямо ехала по пятам русской армии. Между тем Елизавета Алексеевна в конце 1813 года отправилась навестить родных в Баден. Там она несколько месяцев ждала, что муж навестит ее. Мужу это и в голову не пришло, в это время он был с сестрой в Англии. Елизавету вызвали только на Венский конгресс, когда обойтись без нее стало совсем уж неудобно. Но Екатерина была и там, участвовала во всех приемах и балах, периодически устраивая скандалы дамам, к которым император проявил излишнее внимание. Празднование ее тезоменитства больше всего напоминало пиры Лукулла: русский праздник с цыганами и боярами, стерляди, устрицы, трюфели, апельсины, клубника, вишня, виноград. На всякий случай напомню, что в XIX веке Екатерины отмечали именины 6 декабря по новому стилю.

3. Мнения современников: «Говорили, что император Александр I восхищался ею и был даже влюблен» (Маркова-Виноградова.)

4. Письма самих героев. Правда, читать придется в основном послания императора. Странная вещь: Александр, обычно столь сдержанный, закрытый наглухо, смело проявляет свои чувства, тогда как взбалмошная, порывистая Екатерина не особо спешит нежничать, осторожничает. Максимум, что от нее можно дождаться, так это упреков в том, что ее забыли, с ней не хотят встречаться, или вот такие строки: «Я получила ваше письмо, мой добрый друг, и благодарю вас от всего сердца. Ваша дружба мне очень дорога, я не могу выразить, насколько я привязана к вам.» (май 1812.)

Зато царь сочинял просто поэмы.
«Моя подружка, ваши письма одно любезнее другого и я не могу передать, сколько удовольствия они мне доставляют! Если вы и сумасшедшая, то самая восхитительная из всех когда-либо существовавших. Я заявляю, что вы полностью завоевали меня, и что я без ума от вас. Слышите? Прощайте, Бизямовна. Я вас обожаю» (19 сентября 1805.)

«Глупышка моя (в оригинале «маленькая смешная сумасшедшая» но это на русский-русский никак не переводится), выбросите из головы мысль, что отвечать вам стоит мне труда, напротив, это было и будет для меня настоящим удовольствием, ибо мало что в мире я люблю так, как мою Бизям… Прощайте, очарование моих глаз, обожание моего сердца, светило века, феномен природы, или лучше всего этого Бизям Бизямовна с плоским носиком» (20 сентября 1805)

«Я умираю от усталости после крайне утомительного дня, почему я не могу обнять вас, как мне хотелось бы! Ваш сердцем и душой на всю жизнь.» (6 сентября 1809)

«То, что вы злы на меня, причиняет жестокие страдания, ибо чувство, которое я к вам питаю, это не обычная привязанность, я действительно очень дорожу вами (дословно: дорожу сердцем и душой» (3 июля 1811)

«Что же до вас, мамзель, то если вы хоть немного беспокоитесь о брате, который вас любит, я вам скажу, что, несмотря на работу, которой он загружен, он вас любит всею силою своей души и очень страдает, не имея возможности приехать к вам и провести эти дни так, как я их уже проводил три раза, когда был подле вас. Ну вот и вся моя болтовня! Прощайте, добрый и дорогой друг, не забывайте меня вдруг и сразу, и скажите себе, что сердцем и душой я ваш на всю жизнь» (10 ноября 1811г.)
(Интересно, что за дни имелись в виду? Именины Екатерины? Похоже, так.)

«Увы, я не могу использовать свои прежние права (речь идет о ваших ножках, понимаете?) и покрыть их самыми нежными поцелуями в вашей спальне в Твери. Что ж, прощайте, Мадам, развлекайтесь, но не забывайте бедных петербургских каторжников.» (21 ноября 1811) (Не принимайте «каторжников» всерьез, это уставший император так шутит. Мол, не жизнь у меня, а сплошная каторга... Крайне странное письмо. В Тверском путевом дворце, где обитала Екатерина Павловна, места было достаточно, это не московская малогабаритка и великой княгине вовсе незачем было принимать императора в спальне, для этих целей существовали гостиные. Кроме того, это было еще и не совсем прилично. Не говоря уж о целовании ножек. Это не общепринятая формула вежливости «Целую ваши ножки», которая была популярна в XVIII веке. Это упоминание о свершившемся факте, более того, судя по письму, такие поцелуи были обычным явлением, «правом» Александра по отношению к Екатерине.)

«Ваша дружба – настоящее благо для меня. И в том, что я чувствую к вам, есть немного от страсти; не насмехайтесь надо мною, это действительно так». (4 мая 1812 года.)

5. В обширной переписке Александра и Екатерины им императрицы Елизаветы Алексеевны не упомянуто ни разу. Такое впечатление, что в их мире ее просто не существовало.

6. В декабре 1815 Екатерина просит брата о том, что, если ее второй брак не состоится, «никогда и ни при каких обстоятельствах не расставаться с ней». Такое впечатление, что она сама не знала, чего хочет, что ее равно страшило и прошлое, и будущее.

Множество мелких фактов, каждый из которых по отдельности не так уж и важен, но этих явлений столько, что количество переходит в качество. И все же сказать твердо «да» мы не можем. Нет, не потому, что, как пишут некоторые, царь был православным и поэтому не мог покуситься на сестру. Другим это не особо мешало. В воспоминаниях современников и не такое найти можно, было бы желание и время. Кстати, особо далеко бегать не надо. К примеру, Ф.И.Толстой был убежден, что его брат, Константин Толстой, не имеет никакого отношения к своему «сыну», известному поэту А.К.Толстому, и до конца жизни считал, что отцом ребенка был А.А. Перовский, он же Погорельский. Этого человека все мы хорошо знаем, ибо он был не только бастардом А.К. Разумовского, но и известным писателем, чьей книгой «Черная курица или Подземные жители» многие зачитывались в детстве. Все бы ничего, только Алексей Перовский и Анна Перовская, супруга Константина Толстого, были братом и сестрой. О том же писал П.П.Гнедич в своих воспоминаниях "Книга жизни". Так что версию о высокой морали и православии давайте оставим сразу и навсегда. Делали и не такое. А кровосмешение после отцеубийства кажется, ну право, такой мелочью…

Меня смущает другое. Дело в том, что нежная дружба Александра и Екатерины отнюдь не мешали одному заводить любовниц, а другой строить матримониальные планы, в том числе и с австрийским императором. Похоже, Александр отлично поладил с зятем, Георгом и, судя по всему, очень неплохо к нему относился. Кроме того, царь не стесняется писать сестре о любовнице, Нарышкиной. «Набегавшись как одержимый, я надеюсь чудесно отдохнуть в ваших объятиях и провести возле вас несколько дней, таких же очаровательных, как в предыдущие разы. Даю вам слово, что я в этом крайне нуждаюсь; это будет бальзамом для моей души, которая угнетена тысячей разных вещей. Как вы добры, мой дорогой друг, что интересуетесь моими детьми! Слава богу, корь уже прошла, но их мать меня очень беспокоит: всю зиму она кашляла кровью и это никак не проходит, несмотря на все средства…» Ну, не укладывается у меня в голове, что император мог одной своей любимой женщине писать о другой возлюбленной. Правда, я не Александр. И даже не мужчина.

В целом, мое мнение таково: отношения Александра и Екатерины несколько выходили за рамки братских, тут явно присутствовало физическое влечение. В письмах императора очень часто встречаются слова "обнимаю", "целую", "глажу", сплошные тактильные ощущения. Такое впечатление, что ему все время хочется прикоснуться к сестре. Но до каких пределов дошли наши герои, непонятно. Возможно, до постели они не добрались, и все ограничилось поцелуями и объятиями.

Р.Р.Р.S. Как сказала я, перечитав свое сочинение, «Все беды от безделья». Моя подруга, ознакомившись с этим текстом, высказала другое предположение «Нет, от грамотности».
Tags: Александр I: биография, Екатерина Павловна (великая княжна), Любовницы императора, Я и тут молчать не стану
Subscribe

  • "Бородач без бороды" Адамо

    Я довольно часто ругаюсь на то, как у нас переводят песни с французского. А сегодня совершенно случайно наткнулась на отличный перевод. Не могу не…

  • О переводе названий

    Я всегда стою за точный перевод, если это возможно. Если невозможно, то за такой, чтобы читателю/зрителю было понятно о чем идет речь. Наверняка,…

  • "Нефтедобытчицы"?

    Многие, я думаю, смотрели французский вестерн "Нефтедобытчицы", тем более, что я недавно писала о нем. А знаете, что интересно? Подозреваю, что…

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 181 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • "Бородач без бороды" Адамо

    Я довольно часто ругаюсь на то, как у нас переводят песни с французского. А сегодня совершенно случайно наткнулась на отличный перевод. Не могу не…

  • О переводе названий

    Я всегда стою за точный перевод, если это возможно. Если невозможно, то за такой, чтобы читателю/зрителю было понятно о чем идет речь. Наверняка,…

  • "Нефтедобытчицы"?

    Многие, я думаю, смотрели французский вестерн "Нефтедобытчицы", тем более, что я недавно писала о нем. А знаете, что интересно? Подозреваю, что…