Екатерина (catherine_catty) wrote,
Екатерина
catherine_catty

Categories:

"Человек, который смеется", или Вердикт: устарело

Как известно, перечитывать книги, которые нравились в юности, иногда бывает опасно. Не потому, что они вдруг выпрыгнут из-за угла и покусают, а потому что можно сильно разочароваться в любимом романе. В юности я обожала книгу "Человек, который смеется", а вот к "93 году" относилась весьма прохладно. Сейчас все диаметрально поменялось. Я четко вижу достоинства второго романа (недостатки тоже вижу), но, что касается первого, то достоинств не нахожу вовсе.

об.jpg

Почему "Человек, который смеется" понравился мне в мои 15 лет, понятно. Он говорил о плотском. А где еще можно было советскому подростку узнать о любовном томлении, о желании, о любви? Книги тогда выхолащивали безжалостно. Ладно, "Аэлиту", изданную в серии для юношества, порезали. Хотя, что там было резать? Роман и так целомудрен донельзя. Если я правильно помню, убрали призыв Аэлиты: "— Где ты, где ты, где ты, Сын Неба?". Недавно я узнала, что и "Таис Афинская" Ефремова долгие годы выходила в купированном виде. Но Гюго, все же классик, поэтому все томления Гуиплена оставили как есть. И на том спасибо. В общем, любила я эту вещь так крепко, что до сих пор помню не только сюжет, но и отдельные фразы.

Но дело в том, что в 50 лет одной любовной линии уже мало. А идеи социальной несправедливости и философские взгляды автора, высказанные устами Урсуса, настолько многоречивы, что читать их нет никакой возможности. Я, посмотрев на ВОСЬМИСТРАНИЧНЫЙ монолог Урсуса (а это только один из его монологов) плюнула и пролистала это место. Потому что все, что там написано, можно сказать в двух словах, в то время как Гюго использует даже не 200, а все 200 000. Роман чудовищно затянут. Если сократить его раз так в 50, получится прелестная новелла. Вот как раз из 700 страниц 15 выйдет. Но читать вещь, в которой во многих главах ничего не происходит и автор только переливает из пустого в порожнее... Нет, я дочитала. Но сделала это явно в последний раз. Ну, невозможно читать 100 страниц с весьма относительным сюжетом и 600 страниц ни о чем. Тем более, что это "ни о чем" еще и сильно устарело как в моральном плане, так и в философском. Еще одну ошибку Гюго совершает как в этом романе, так и в "93 годе". Он дает огромное количество исторических сведениях, в данном случае - об Англии начала XVIII века. Но роман - не учебник истории, это разные жанры. Опять же, подозреваю, что за полтора века историки много чего накопали, так что сведения безнадежно устарели.

Если кто в танке, речь в романе идет о Гуинплене, сыне лорда Кленчарли. В 2 года мальчика продают компрачикосам и те его изуродуют, превратив лицо в жуткую маску, вызывающую смех. В 10 лет Гуинплен, брошенный своими хозяевами, находит младенца, Дею, и прибивается к бродячему философу и скомороху Урсусу, путешествуещему по свету вместе с ручным волком Гомо. Еще через 15 лет, оказавшись в Лондоне, он приобретает огромную популярность как уличный актер, посмотрев на которого, никто не может удержаться от хохота. Но карьера Гуинплена неожиданно заканчивается, когда королева Анна (привет "Стакану воды) признает его права и возвращает имущество и титул. В это же время Гуинплен встречается с герцогиней Джозианой, которая была на его представлении, и которую он вожделеет. Но, узнав, что лорд Кленчарли предназначен ей в мужья, Джозиана отказывается его видеть, хотя раньше, когда этот же человек был фигляром, запиской вызвала его на свидание. Решив что теперь он сможет помочь беднякам, Гуинплен выступает в палате лордов, но терпит неудачу, потому что люди смеются, глядя на него. Тогда он ищет Урсуса и Дею и узнает, что они вот-вот отплывут в Роттердам. На корабле Дея умирает, а Гуинплен бросается "в бурное море". В общем, все умерли.

И тут я вижу еще одну проблему: сопливость сюжета. Ибо там не любовь как таковая, там именно розовые платонические сопли во весь рост. Нет, так люди себя не вели и так не чувствовали даже в начале XVIII века. Между нами говоря, век был достаточно распутным. Нет, я понимаю, что "принцессы не какают". Но вообще нижеприведенный отрывок написан, когда вовсю уже творил Золя. "Тереза Ракен" увидела свет в 1867, "Человек, который смеется" вышел на 2 года позже. Я понимаю, что авторы принадлежали к разным литературным направлениям. Но Золя и сейчас трогает читателя, а конкретно вот этот роман Гюго кажется жутко устаревшим.

"Они были невыразимо счастливы.
Свой ад они превратили в небесный рай: таково твое могущество, любовь!
Дея слышала смех Гуинплена; Гуинплен видел улыбку Деи.
Так было обретено идеальное блаженство, было воплощено наяву совершенное наслаждение жизнью, была разрешена таинственная проблема счастья. И кем? Двумя обездоленными.
Для Гуинплена Дея была олицетворенным сиянием. Для Деи Гуинплен был олицетворенным присутствием высшего существа. Такое присутствие — глубокая тайна, сообщающая незримому божественные свойства и порождающая другую тайну — доверие. Во всех религиях одно лишь доверие непреложно, но его вполне достаточно: безграничное существо, без которого верующие не могут обойтись, пребывает невидимым, однако они чувствуют его.
Гуинплен был божеством Деи.
Иногда, в порыве любви, она опускалась перед ним на колени, точно прекрасная жрица, поклоняющаяся идолу в индийской пагоде.
Представьте себе бездну и среди этой бездны светлый оазис, а в нем два изгнанные из жизни существа, ослепленные друг другом.
Ничто не могло быть чище этой любви. Дея не знала, что такое поцелуй, хотя, быть может, и желала его, ибо слепота, особенно у женщин, не исключает грез: как бы слепая ни страшилась прикосновений неведомого, она не всегда избегает их. Что же касается Гуинплена, то трепетная молодость делала его задумчивым: чем сильнее он чувствовал себя опьяненным, тем застенчивее он становился; он мог бы себе позволить все с этой подругой детства, с этой девушкой, не ведавшей, что такое грех, так же как она не знала, что такое свет, с этой слепой, которая способна была видеть только одно — что она обожает его. Но он счел бы воровством взять то, что она сама отдала бы ему; с чувством грустного удовлетворения он соглашался любить ее лишь бесплотной любовью, и сознание своего уродства приводило его к еще более высокому целомудрию.
Эти счастливцы жили в идеальном мире. Там, подобно небесным сферам, они были супругами на расстоянии. Они обменивались в лазури той эманацией, которая в бесконечности есть притяжение, а на земле — пол. Они дарили друг другу поцелуи души."

Напомню, речь идет о молодых людях, живущих в одном крошечном фургончике. Как я понимаю, Дея была не только слепа, но и глуха, да и обоняние у нее отсутствовало. Потому что даже живя в одной квартире многое узнаешь о физиологии других членов семьи, а в "Зеленом ящике" Урсус, Дея и Гуинплен вообще на головах друг у друга сидели. Но все у них было так возвышенно, что аж блевать хочется.

Вердикт: ну его на фиг.

P.S. Единственная радость: волка, Гомо, Гюго все же не уморил.

P.P.S. Сорель играл главную роль в фильме Корбуччо "Человек, который смеется". Но от Гюго там не то чтобы рожки да ножки остались, там и их нет. Корбуччо из романа взял лишь образ фигляра с изуродованным лицом, напрочь изменив сюжет и перенеся действие в Италию времен Борджиа.

сорель.jpg
Tags: Что написано пером
Subscribe

Posts from This Journal “Что написано пером” Tag

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments

Posts from This Journal “Что написано пером” Tag